Петр Щедровицкий

Сопровождение к неизвестному — высший пилотаж

Щедровицкий П.Г. Сопровождение к неизвестному — высший пилотаж // Тьюторское сопровождение. Ноябрь 2011.№1. С.7-9.

/
/
Сопровождение к неизвестному — высший пилотаж

Петр Георгиевич Щедровицкий хорошо знаком всем, кто так или иначе связан с проблемами методологии образования, технологиями обучения и исследованиями в области подготовки специалистов в образовательной сфере.

Философ-методолог Петр Щедровицкий, безусловно, является одной из самых заметных фигур в сфере гуманитарных технологий и образовательных инноваций. В 1989 году он провел в Москве первый конкурс тьюторов, а через год в «Артеке» прочитал цикл лекций о педагогической позиции — тьюторе. Так начала постепенно складываться российская практика тьюторства. Интервью, посвященное тенденциям и перспективам в развитии мирового образовательного процесса, состоялось в апреле 2011 года.

— Вы являетесь, по сути, инициатором появления тьюторства в России. Вы рассматривали введение новой педагогической позиции, как реформу системы образования?

Да, в свое время я дал импульс тьюторскому движению, настаивая на введении понятия «тьютор» в нашу культуру. Мне нужно было решать вполне конкретную задачу, а именно — выстроить альтернативу формальной системе образования, которая особому реформированию не поддается. Если вы не проводите реформу содержания образования, то вы ничего реформировать не можете. Содержание первично. Оно определяет продукт, форму, цели и т.д. Вы можете реформировать экономику учебного заведения, либерализовать учебные планы, внести в них некие элементы большей свободы, большей подвижности. Это все зависит от общей культурной атмосферы. Реформа содержания образования за последние 300 лет происходила дважды. И каждый раз это была мощнейшая философская, научная, логическая, психологическая работа. Потому что смена формации содержания образования, в общем, связана со сменой формации мышления. До реформирования содержания мы пока еще с вами не дожили. Потому что еще не прошла та интеллектуальная революция, в том числе в обеспечивающих видах деятельности, которая бы это новое содержание кристаллизовала и оформила таким образом, что оно стало бы понятным и выпуклым.

Самостоятельного значения система образования не имеет, не является самостоятельным объектом, самостоятельной целостностью. Система образования является подсистемой другой системы, которая называется «производство (генерация), обращение и использование знаний». И в эту систему, помимо образования в его различных институциональных и неинституциональных проявлениях, входят еще такие подсистемы, как наука, инженерия, средства массовой информации, рефлексия, обобщение и передача опыта деятельности, в том числе за счет консультирования, обучающего консультирования и так далее.

Раньше, 300–500 лет тому назад, система образования доминировала в процессах обращения и использования знаний, то есть человек большую часть своих знаний получал в системе образования, он больше нигде не мог их получить. Существовала понятная область передачи навыков и знаний от учителя к ученику в процессе самой деятельности, ремесленный способ. Конечно, большую часть знаний человек получал в системе формального образования. И поэтому она была так важна. Сегодня это уже не так.

— В чем же заключается специфика современного этапа развития системы образования?

Сегодня чем более развита страна, тем меньше знаний человек получает в системе образования. И это реальный парадокс и реальная проблема, которая ломает все традиционные образовательные институты. Современная система образования, строившаяся в идеологии первенства и доминирования системы образования в процессах трансляции знания, придумала целый ряд механизмов — современную дидактику, представление о том, что знания надо передавать от простого к сложному, систему концентров, учебных предметов и т.д. И определенная технология — классно-урочная система, которая монополизирует право преподавателя на трансляцию знания.

Как только мы вошли в новую эпоху, где знания получаются из самых разных источников, ребенок приходит в первый класс и знает больше учителя. Он получает знания в семье, в средствах массовой информации, в интернете. Сегодня в определенной достаточно обеспеченной прослойке населения дети гораздо более мобильны, они ездят по всему миру, гораздо больше знают, у них больше личный опыт. И, конечно, старая технология перестает работать. Она прокручивается, не давая своего эффекта.

— Как, на ваш взгляд, можно выйти из этой ситуации?

В этой ситуации главным оказывается навигация, формирование дорожных карт и маршрутов для человека, который осваивает знания. Ему не нужно давать какую-то последовательность знаний. Ему нужно дать план-карту, дорожную карту знания. И объяснить, как это знание устроено. Какие в нем бывают разделы, элементы, какая у них специфика и т.д. Возникает необходимость в другой позиции. Это — позиция человека, который помогает ребенку путешествовать в этом мире. Он называется тьютором, сопровождающим, наставником и т.п. На фокусе индивидуализации результатов обучения и подготовки возникает совокупность позиций, обслуживающих человека, который входит в мир знания, встречается с этим знанием и должен понимать, какие знания куда укладывать в некой общей картине, ориентироваться в ней.

При этом осуществлять навигацию и маршрутизацию, ориентируясь только на российскую систему образования, невозможно. Она по определению должна быть глобальной. Для того чтобы связать друг с другом системы массового обучения, которые сильно отличаются в различных странах, сейчас идут процессы интеграции, в том числе так называемый болонский процесс. Минимум 30% подопечных тьютора будут получать образование не только в России. И наоборот. Приедет огромное количество людей из других стран, которое будет получать образование здесь. Кстати, тьюторство в этом плане — важнейший элемент системы натурализации эмигрантов в той или иной стране. Мы должны помочь этим людям включиться в местную культуру, научить их говорить, помочь получить необходимые навыки, трудоустроиться и т.д. Это огромная система. И здесь также нужна план-карта знания.

Такая карта позволит нам, в пределе, помочь человеку осознать собственные возможности, а в процессе освоения знаний — и своих жизненных стратегий.

Сопровождение входящего в мир знаний — работа предельно сложная, потому что если мы сами не имеем в руках такой дорожной карты, то мы не сможем обеспечить такое сопровождение для ребенка или взрослого. Поэтому формирование подобной карты может стать задачей для лидеров профессионального тьюторского сообщества.

— Что может представлять собой такая карта знаний?

Знание по самому базовому содержанию этого понятия — это определенный способ деятельности, способ мышления. Знать — это значит уметь мыслить и действовать определенным образом. Знать, сколько чашек стоит на столе — это уметь их сосчитать. А это значит обладать оперативной математической системой, представлением о «порядке», о «числовом ряде» и т.д. Георгий Петрович Щедровицкий всегда приводил такой пример, что если ребенок не владеет знанием числа, то если его попросить принести и накрыть на стол посуду для кукол, а сама эта посуда будет находиться в другой комнате, то он будет ходить туда и обратно много раз. Он принесет какое-то количество, расставит, выяснит, что у него что-то не хватает, сходит второй раз, принесет дополнительно. Потом принесет ножи, их окажется больше, вилки — их окажется меньше и т.д. Он будет много раз ходить, чтобы выполнить эту задачу. А ребенок, который уже владеет числом, то есть у него есть знание, пересчитает кукол, то есть произведет с точки зрения непосредственного решения задачи бессмысленное действие (ему сказали на стол накрыть — а он считать начал). Потом пойдет в другую комнату, где лежит эта посуда, отсчитает нужное количество и принесет. Поэтому карта знаний это не только карта знаний как продуктов процессов мышления и деятельности, а это, в том числе, карта способов мышления и деятельности.

Можно себе вообразить, что когда-нибудь в будущем будет некая индивидуальная карточка (как кредитная) и можно будет прямо на улице, также как сейчас к банкомату, подойти к «образомату». Вставить туда свою карточку и получить распечатку, в которой будет написано, например, какие курсы можно пройти, где и когда это можно сделать, как получить на это грант и т.д. Но такая идеальная система быстро не сложится.

— Как выглядит тогда сопровождение к неизвестному, там где «карты» еще нет?

Такое сопровождение, я думаю, это уже высший пилотаж. Сначала вы доходите до определенной границы, а потом фиксируете свое понимание устройства мира за этой границей. Вспомните, например, географические карты несколько веков назад. Они не совсем точно соответствуют тем, которые у нас есть сейчас. Магеллан или Марко Поло своим движением прокладывали маршруты по неизведанному.

Поделиться:

Новое на сайте