Философия для тренеров


Есть дисциплины, описывающие разные стороны человеческой реальности: психология говорит о явлениях сознания, социология – о группах и социальных слоях, физиология – о процессах в организме человека. Их необходимо «переплавить».

В день закрытия Олимпиады мне задали вопрос: «Стоит ли утверждать, что философ-практик способен задать нужное направление практически любому виду деятельности, если существует спорт, которому философия точно не нужна?» Утверждаю, что и спорт выигрывает от сотрудничества с философией: только целостный взгляд на социально-гуманитарную картину позволяет добиться в этой сфере новых результатов на границе человеческих возможностей.

Расскажу о том, как мой отец, философ и методолог Георгий Петрович Щедровицкий, разработал целый подход в этой области с точки зрения философии деятельности.

Нужно сказать, что круг его интересов в жизни был чрезвычайно широк: педагогика, логика, психология, социология, языкознание, философия науки и техники. Но основное, что вспоминают о нем люди, далекие от науки – тот факт, что Георгий Петрович практиковал еще в советские годы уникальную методику решения проблем в условиях неполной информации и коллективного действия – так называемые организационно-деятельностные игры, широко применяемые сегодня в работе с кадрами в России и в мире.

Что касается спорта, то Георгий Петрович в своей работе в тот период сосредоточился на тренерстве, исходя из того, что самый главный человек в спортивной сфере – тренер. А поскольку специфика большинства видов спорта такова, что они «молодеют» (наиболее высоких достижений человек может добиться до определенного возраста), то, условно говоря, в 25 лет карьера спортсмена уже закончена. А чем заниматься дальше? Тренировать.

Таким образом, «тренер» не только важнейшая компетенция в системе спортивной подготовки, но и одна из распространенных карьерных перспектив для спортсмена. Георгий Петрович считал, что тренерская позиция – ключевая с точки зрения достижения более высоких результатов, а значит, она занимает центральное место в системе разделения труда внутри спорта.

Здесь нужно вспомнить, что в Советском Союзе заработки у спортсменов любого уровня оставляли желать лучшего: такого рынка, как сегодня в футболе, хоккее, теннисе, просто не существовало. И было очень важно так организовать будущее спортсмена, чтобы он не потерял себя и не вылетел в никуда после 10–15 лет напряженных тренировок в сфере спорта высоких достижений.

Проработав несколько лет в областном Институте физкультуры под Москвой, Георгий Петрович много занимался как тренерами в индивидуальных видах спорта, так и командными. Он обращал особое внимание и на то, что мы бы сейчас назвали психологическим и социально-психологическим аспектами спорта, и на методики работы с человеческими качествами, и на организацию мышления и рефлексии спортсмена и малых групп при активном участии тренера.

Одним из основных приемов были ролевые и организационно-деятельностные игры для повышения квалификации тренерского состава.

Так в чем же уникальность философии в данном случае? Как и в любом другом – в способности охватить происходящее в целом.

Есть огромное количество дисциплин, описывающих разные стороны человеческой реальности: психология говорит о явлениях сознания, социология – о малых группах и социальных слоях, физиология – о процессах в организме человека. Однако их необходимо «переплавить», условно говоря, в антропомаксиматехнику – совокупность шагов по достижению уникальных результатов в том или ином конкретном виде спорта.

Без совокупности гуманитарных знаний ни тренер, ни спортсмен не сможет этого сделать, потому что он имеет дело не с технической реальностью, а с человеческим сознанием, мышлением, рефлексией, коммуникацией.

Предмет его инженерной работы – человеческое тело, сознание и воля, а в командных видах спорта еще и очень сложная система взаимоотношений, взаимодействий, поддержки, ролевой идентификации. И совершенно понятно, что если между спортсменами в командных видах спорта есть разногласия – конкуренция, зависть, обиды – они будут плохой командой. Здесь главное – умение «работать» на лидера, поддерживать друг друга, ориентируясь на общий результат.

В те годы (вторая половина 70-х – начало 80-х годов) Георгий Петрович впервые открывал для будущих тренеров социальную и деятельностную реальность. До этого момента большинство из них не имели возможности получить образование в этой области.

Назвать это психологией или социологией в чистом виде нельзя. Психология, как и любая другая частная дисциплина, всегда описывает лишь один из аспектов сложной, комплексной реальности – лишь один из процессов или группу процессов в этой области.

Точно так же, как при добыче и обработке сырья или при осуществлении производственного процесса нельзя сказать «это химия» или «это физика»: реальность всегда сложнее любого предметного представления о ней. Философия же способна увидеть картину происходящего в целом.

Фактически, Георгий Петрович учил тренеров этому целостному взгляду на человека и на его возможности, учил «подниматься» над знаниями, заимствованными из различных дисциплин.

Именно это помогало добиться нужного интегрального результата: научить человека преодолевать себя и, пусть на минуту, превращаться в инструмент достижения предельно возможного – например, забить гол.

Георгий Петрович занимался с тренерами, которые готовили олимпийский резерв в нескольких разных видах спорта, в том числе в период подготовки Олимпиады 1980 года.

Сегодня, когда роль тренеров в нашем спорте снова выходит на передний план, его подход может вновь привлечь внимание специалистов и, думаю, обязательно принесет свои олимпийские результаты.

Facebook
VK
Twitter
Google+
OK
Telegram
WhatsApp
Skype
Email

Send this to a friend