Послесловие к книге Гарольда Лоусона "Путешествие по системному ландшафту"


Когда несколько лет назад в нашей стране возникла волна интереса к системной инженерии, многие специалисты даже не подозревали, что этот междисциплинарный подход и опирающаяся на него группа методик создания «сложных систем» начали успешно развиваться за рубежом и с небольшим опозданием в СССР более 50 лет назад.

Книга Гарольда Лоусона «Путешествие по системному ландшафту», которую вы держите в своих руках, помимо изложения основных понятий системной инженерии и анализа конкретных случаев применения этих понятий для решения практических задач, содержит ряд развернутых комментариев к истории «системного мышления» и «системного подхода» во второй половине XX века. Рассел Акофф, Росс Эшби, Стаффорд Бир, Людвиг фон Берталанфи, Джон Боардмэр, Ричард Вурман, Мария Густафссон, Кристер Йадерлунд, Даниэл Джексон, Роберт Флад, Джей Форрестер, Джон Коттер, Борье Лангефорс, Питер Сенге, Брайан Сосер, Джеральд Уйнберг, Анатоль Рапапорт, Питер Чекланд, Уэст Черчмэн — вот далеко не полный список тех авторов, на работы которых ссылается автор в различных разделах своей книги. К сожалению, в книге нет рабочих ссылок на российских авторов.

Garold-Louson---Puteshestvie-po-sistemnomu-landshaftu--

Русские философы, методологи и инженеры, работавшие над решением похожих практических задач и принадлежавшие близким интеллектуальным течениям, остаются малоизвестными не только нашим западным коллегам, но и своим соотечественникам.

Не претендуя на исчерпывающее изложение истории формирования и развития «системного мышления» в СССР и России (что остается делом будущего), я позволю себе частично восполнить этот пробел и напомнить о работе одного из подобных направлений российской философско-методологической мысли.

В 1964 году мой отец Георгий Петрович Щедровицкий подготовил к изданию в серии общества «Знание» небольшую брошюру «Проблемы методологии системного исследования».

Эта работа стала одним из первых на русском языке изложений целого направления методологических и предметных разработок, которые в тот период возникли вокруг междисциплинарного семинара по структурно-системным методам в анализе науки и техники при совете по кибернетике АН СССР. Семинар был создан в 1962 году благодаря совместным усилиям В.Н. Садовского, Г.П. Щедровицкого и Э.Г. Юдина при поддержке академика А.Г. Спиркина.

вопросы кибернетики
«Проблемы методологии системного исследования»
Садовский Вадим Николаевич
В.Н. Садовский
(1934-2012)
Shchedrovitskiy_G
Г.П. Щедровицкий
(1929-1994)
Yudin_Eric_Grigorievich_1930
Э.Г. Юдин
(1930-1976)
Spirkin_a_g
А.Г. Спиркин
(1918-2004)

Несмотря на то что «продвинутая часть» философско-методологического сообщества внимательно следила за аналогичными работами в США с конца 50-х годов прошлого века, представители официального марксизма и идеологических органов встретили программу разработки системного подхода в штыки.

Следует подчеркнуть, что наряду с системными представлениями борьба в те годы велась со всеми новыми направлениями в философии и науке: с кибернетикой, генетикой, формальной и математической логикой, социологией и многими другими. В этом плане системный подход не был каким-то исключением.

Гонениям в соответствии с принятыми в СССР социальными традициями и практиками борьбы с «инакомыслием» в любых формах и проявлениях в той или иной степени подвергались все новые интеллектуальные течения и разработки. Однако официальные органы в этот период уже не могли полностью игнорировать те изменения, которые после Второй мировой войны происходили в сфере управления и инженерии, в том числе в военной области.

plakat_podnjat_proizvoditelnost_trulal

Поэтому далеко не случайно в первом разделе своей работы 1964 года Г.П. Щедровицкий пишет: 

«Победа новой точки зрения (системного «видения объектов» — прим. П.Щ.) и широкий переход к системным предметам и проблемам были обусловлены не только внутренним развитием самих наук, но во многом также развитием современного производства. Характерное и знаменательное явление наших дней — технические системы «большого масштаба», нередко комплексно автоматизированные и обслуживаемые электронно-вычислительными машинами.

Рациональное управление экономикой в целом и отдельными ее отраслями, даже отдельными предприятиями, требует целостного представления о системе, включающей в себя производство и его организацию, сложную сеть коммуникаций различного рода, организацию снабжения и сбыта и т.д. С системами гигантского масштаба, охватывающими целую страну и даже несколько стран, сталкиваемся мы и в военном деле. Чтобы управлять подобными системами, их нужно специально изучать. Так развитие производства и техники влияет на формирование новых системных предметов и проблем исследования».

Pervaya_sovetskaya_EBM
МЭСМ (малая электронная счетная машина) — первая в СССР и континентальной Европе электронно-вычислительная машина. 25 декабря 1951 года — после успешного проведения испытаний — начата регулярная эксплуатация машины.

Таким образом, совпадение различных факторов и тенденций — и нарастание сложности технических задач в сфере производства и военного дела, и общие изменения в науке, формирующие запрос на язык междисциплинарной коммуникации и комплексного решения проблем, и «идеологическая оттепель», позволившая начать знакомство с работами, которые велись в США и других странах мира, — способствовали в 60-е годы прошлого века быстрому проникновению и закреплению на отечественной почве исходных представлений «системного подхода» и «системной» методологии.

В 1962 году на русский язык была переведена книга Г. Гуда и Р. Макола «Системотехника» (в оригинале «System Engineering», английское издание вышло в 1957 году),

oblozhka_sistemotexnika

в 1969 году была открыта первая кафедра «системотехники» в Московском энергетическом институте (МЭИ), в том же году начал выходить ежегодник «Системные исследования», а в 1976 году создан Всесоюзный НИИ системных исследований (ВНИИСИ, ныне Институт системного анализа РАН).

oblozhka_sistemnie_issledovanija

Историческая
справка

Ежегодник «Системные исследования. Методологические проблемы» издается с 1969 года советского периода развития России и по настоящее время. На страницах ежегодника регулярно публиковались специализированные статьи многих значительных, а подчас и легендарных советских ученых, в рядах которых Александр Андреевич Ляпунов, Александр Александрович Малиновский, Георгий Петрович Щедровицкий, Вадим Николаевич Садовский, Юнир Абдуллович Урманцев, братья Эрик Григорьевич и Борис Григорьевич Юдины, Алексей Джерменович Гвишиани, Армен Леонович Тахтаджян и многие другие.
Ежегодник стал передовым рупором системного движения в нашей стране, сближая ученых из совершенно различных областей знания: математика и философия, физика и химия, биология и экология, социология и экономика, психология и психиатрия, кибернетика и исследование операций, системный анализ и в конце концов общая теория систем — всех представителей этих наук объединял подлинный и неподдельно-жизненный интерес к проблематике системных исследований, общий дух стремления к познанию глубинного единства мира и фундаментальных принципов его устроения. Ниже представлены ставшие библиографической редкостью оригиналы сборников советского периода, сформировавшие основы системного мировоззрения нескольких поколений ученых. Надеемся, что и вы войдете в их число…

http://www.sci.aha.ru/ots/doc/index_sys.htmе

Уже в середине 70-х годов прошлого века Г.П. Щедровицкий указывает, что благодаря проникновению системного языка в различные научные и прикладные дисциплины наряду с многочисленными программами построения различных версий системно-структурной методологии и общей теории систем сложилось «системное движение», объединяющее специалистов из различных областей.

Следует подчеркнуть, что системные разработки школы Г.П. Щедровицкого в эти годы развивались фактически параллельно, а иногда даже с опережением на несколько лет аналогичных концептуальных разработок в других мировых центрах системных исследований.

В середине 60-х годов прошлого века на смену системо-мыслительным представлениям, подробно изложенным в уже упомянутой мною работе 1964 года, приходят системо-деятельностные: возникает ясное понимание того, что различные деятельностные позиции не только «видят» систему с разных сторон и по-разному, но и действуют различными способами, трансформируя ситуацию в разных направлениях.

Комплекс работ в области инженерной психологии и проектирования в конце 60-х годов прошлого века позволил Г.П. Щедровицкому сделать вывод, что системный подход не может больше опираться на традиционное онтологическое представление «системы» в виде совокупности элементов и объединяющих их связей. В работах Г.П. Щедровицкого и его учеников были разработаны так называемое «второе понятие системы» и усовершенствованный системный подход, опирающийся на новую процедурную базу.

schema_sistemi_1
Схема первого понятия системы

Рассмотреть какой-то объект системно с точки зрения этого подхода – значит, представить его в четырех категориальных планах: процессов, «функциональной» структуры, структуры организованностей материала или «морфологической» структуры и просто «материала» системы. Подобное четырехуровневое рассмотрение позволяет выделить различные критерии «целостности» системы, характерные для разных деятельностных позиций. Отметим, что это важное положение было сформулировано за 20 лет до того, как системная инженерия пришла к аналогичным выводам.

schema_sistemi_2
Схема второго понятия системы

В начале 70-х годов прошлого века на передний план выходят исследования процессов объективации — представления тех или иных ситуаций и объектов «системно».

В середине 70-х годов возникает представление о «полисистеме» и английской традиции — системе систем). В начале 80-х годов представители Московского методологического кружка (далее — ММК) и школы Щедровицкого вплотную подходят к задачам управления развитием и управления полным жизненным циклом сложных систем.

К сожалению, в дальнейшем — в 80-е и особенно в 90-е годы прошлого века — развитие концептуальных и теоретических разработок в области системного мышления практически полностью оторвалось от тех работ в сфере инженерии и практического управления, которые были связаны с проектированием и обеспечением жизненного цикла сложных систем. Неслучайно Питер Сенге писал, что 

 «…мышление на языке систем, не сопровождаемое деятельностью, направленной на улучшение системных ситуаций, не очень продуктивно…».   

Не сформировалась необходимая плотность коммуникации и среди представителей разных профессиональных групп, имеющих дело с различными аспектами функционирования и развития сложных систем.

Социально-гуманитарные и философски-методологические разработки в СССР в целом чрезвычайно слабо проникали в традиционные инженерные и управленческие практики. До сих пор среди инженерного сообщества нет понимания того, что им приходится иметь дело не столько с техническими системами, сколько с системами деятельности.

Именно эти причины, на мой взгляд, привели к тому, что российское инженерное сообщество буквально «проспало» революцию, которая произошла в 90-е годы прошлого века в связи с возникновением масштабного движения системной инженерии — приложения основных методов и процедур «системного мышления» в самых разных областях инженерной и управленческой практики. Большая часть концептуальных разработок и практических применений, выполненных нашими западными коллегами в последней четверти XX века, до сих пор остается нам неизвестной. Ключевые стандарты в области системной инженерии разрабатывались и продолжают разрабатываться практически без участия российских специалистов.

В России и сегодня не сформировано ни одной целостной учебной программы в вузах по подготовке системных инженеров.

Только в 2009 году благодаря усилиям ряда конкретных людей, среди которых хотелось бы прежде всего назвать В.В. Агроскина, В.А. Алейника, Г.В. Аркадова, В.К. Батоврина, Л.Г. Голубкову, А.И. Левенчука, В.Ю. Николенко, В.Н. Нуждина, А.А. Просвирнова, Д.А. Чегодайкина, И.В. Шемплинера, была создана русская секция Международного совета по системной инженерии — ШСОЭЕ.

Рассчитываю, что перевод книги Гарольда Лоусона частично восполнит этот поколенческий «разрыв» и позволит интересующимся специалистам не только познакомиться с изложенным мировым опытом, но и в дальнейшем лучше изучить и осознать специфику оригинальных российских разработок в этой сфере деятельности.

Библиографическая ссылка


Щедровицкий П.Г. Послесловие//Путешествие по системному ландшафту, Лоусон Г.М., 2013. С. 357-360.

Facebook
VK
Twitter
Google+
OK
Telegram
WhatsApp
Skype
Email