Петр Щедровицкий

Первый опыт административной догоняющей индустриализации: Ж.Б. Кольбер

Щедровицкий П.Г. Первый опыт административной догоняющей индустриализации: Ж.Б. Кольбер [Электронный ресурс] / Сайт Петра Щедровицкого. 2020. Режим доступа: https://shchedrovitskiy.com/zhan-batist-kolber/

/
/
Первый опыт административной догоняющей индустриализации: Ж.Б. Кольбер

Оглавление:

• Раздел 2. Меркантилизм

• Раздел 3. История семьи Кольберов как зеркало административной модели индустриализации

• Раздел 4. Кольбер против Фуке

• Раздел 5. Кольбер: основные направления реформ

• Заключение

Введение

§ 1

В предложенной мною модели больших волн развития [промышленных революций]¹ я ввел два идеальных типа [по Максу Веберу] региональной [территориальной] индустриализации.

  1. См., например: Щедровицкий П.Г. Развитие как дефицитный ресурс // Города будущего: пространственное развитие, соучаствующее управление и творческие индустрии. — Издательский дом «Дело» РАНХиГС, — Москва : — 2021. — С. 22-62. Другие материалы по теме на сайте: https://shchedrovitskiy.com/

Первый тип я назвал «предпринимательскими» индустриализациями.

Второй тип — «административными» индустриализациями.

Все индустриализации — будь то индустриализация в Объединенных провинциях Северных Нидерландов в эпоху «Нулевой» промышленной революции, или в Англии [с 1707 года — Великобритании] в ходе Первой промышленной революции, а также в САСШ² во время Второй промышленной революции — начинали с копирования чужого опыта. Индустриальная система Нидерландов во многом копировала итальянцев. Англичане пытались догнать и перегнать голландцев. Американцы начинали с копирования технологических решений английской промышленной революции

2. Соединенные Штаты Америки.

В каждом из «забегов» участвовало несколько регионов [стран]. Некоторые из них возникали как самостоятельные политические образования в ходе этих больших волн развития. Но лидером той или иной промышленной революции в итоге становился кто-то один.

Почему? Для ответа на этот вопрос я сформулировал базовую гипотезу.

Я предположил, что те регионы, в которых процессы догоняющей индустриализации и складывающаяся структура, увязывающая между собой все уровни системы разделения труда, оказалась в итоге сфокусирована вокруг позиции «технологического предпринимателя», обогнали другие регионы [страны]. В том числе и те, в которых эти процессы и структуры оказались сфокусированы на позиции администрирования (Рис. 1).

§ 2

Этот феномен можно достаточно легко понять и объяснить из абстрактных соображений. В конечном счете мы имеем дело с достаточно простой «ядерной структурой». В ней всего три основных переменных (Рис. 2).

С одной стороны, это производительный труд, которым занято население данного региона. Надо понимать, что в эпоху, предшествующую Нулевой промышленной революции, большая часть населения Европы еще занималась сельским хозяйством. Торговля и ремесленное производство было делом немногих. Рост производительности труда в сельском хозяйстве и промышленности происходил очень медленно.

С другой стороны, это добровольное налогообложение, которое формирует ресурсную базу для создания инфраструктур общего пользования, обеспечения безопасности жизнедеятельности населения на данной территории и поддержку общежития.

С третьей стороны, это уровень доходов населения, который позволяет делать сбережения, планировать свою деятельность на более отдаленное будущее и, в конечном счете, создавать реальный капитал. Последний на следующем такте развития может быть использован для усовершенствования производственного процесса и, таким образом, вновь будет способствовать повышению производительности труда.

Различие между «предпринимательскими» и «административными» догоняющими индустриализациями состоит в том, как складывающаяся в рамках этих идеальных типов структура позиций обеспечивает или, напротив, препятствует образованию данной «ядерной» структуры производительной деятельности.

§ 3

Начиная с Огюста Конта [1822]³, социальные [моральные] науки делали попытку в многообразных исторических исследованиях описать различия, которые возникали между регионами [странами] в ходе больших волн развития и объяснить [а иногда даже — предсказать] возможные траектории этого развития в понятиях «социологии».

3. «Проспект научных работ, необходимых для реорганизации общества» Конта был опубликован в апреле 1822 г. в книге Сен-Симона «Последовательность работ, имеющих целью создание индустриальной системы».

Ясно, что если мы от абстрактных утверждений, сформулированных в рамках общей модели, попытаемся теперь перейти к действительности конкретной истории и социологии, или, даже, попробуем удержаться в действительности исторической макросоциологии — то легко можем утонуть.

Поэтому мы с Вами сейчас проделаем некий трюк. Мы погрузимся в более детальный анализ ситуации XVII века, выделив в качестве предмета рассмотрения отношение между двумя названными типами индустриализации — предпринимательской и административной — на примере Франции.

Предметом нашего рассмотрения будет та социально-политическая структура, о которой все вы хорошо знаете со школьной скамьи и которая обычно называется «абсолютной монархией» или «абсолютизмом».

Нас будет прежде всего интересовать, как и почему конкретные люди выбирают те или иные траектории своего индивидуального движения (карьеры) в силовом поле социальных связей, как они занимают «позиции» в системах деятельности, чем они «на самом деле» мотивированы и как, в итоге, вокруг тех или иных деятельностных позиций складываются устойчивые системы (группы) социальных ролей и фигуры персонального самоопределения.

При этом мы вслед за многими мыслителями исходим из предположения, что так называемые «институты»⁴ прежде всего регулируют отношения между эмпирическими индивидуумами (людьми) и «позициями» в процессах и системах деятельности.

4. Институт – это система общепринятых норм мышления и действия

§ 4

Мой анализ будет очень схематичным. Он нужен мне только для того, чтобы продемонстрировать различие между двумя идеальными типами на более «простом» [по сравнению с более сложными поздними этапами истории] кейсе.

При этом я буду опираться на ряд исторических исследований — как французских, так и отечественных — для того, чтобы облегчить Вам понимание и дать возможность при желании ознакомится с этими работами.

Речь прежде всего идет о замечательных исследованиях Александры Дмитриевны Люблинской⁵ и Владимира Николаевича Малова⁶, которые я буду постоянно цитировать (Рис. 3).

5. Люблинская А.Д. Французский абсолютизм в первой трети XVII в. / Акад. наук СССР. Ленингр. отд-ние Ин-та истории. — М. – Л.: Наука, 1965. — 370 с.

6. Малов В. Н. Ж.-Б. Кольбер. Абсолютистская бюрократия и французское общество.— М.: Наука, 1991.—240 с.

Раздел 1. Франция на рубеже XVII века: источники «роялизма»

§ 5

Рядовому обывателю в годы моей молодости этот исторический период был хорошо известен по знаменитым романам Дюма о трех мушкетерах и многочисленным историческим фильмам.

Именно благодаря этим бессметным литературным произведениям сложилась малореалистичная картина французской жизни XVII века, где французский абсолютизм однозначно ассоциировался с образом кардинала Ришелье, интригана и «кукловода», дергающего за ниточки взаимоотношений в среде французской политической элиты того времени.

Однако, мы будем смотреть на этот узел истории Франции в более широком временном диапазоне, который охватывает период с 1589 года [когда к власти пришёл Генрих IV] по 1789 год [когда началась Французская буржуазная революция]. Другими словами, этот период охватывает как минимум 200 лет (Рис. 4).

При этом наш анализ будет сфокусирован на первых ста из них, хотя более скрупулезный анализ складывающейся институциональной структуры заставил бы нас отступить еще на 200 лет назад — к эпохе внутриэлитных конфликтов между различными ветвями французской знати и городскими общинами в печальный период правления Карла VI [то есть к 80-м годам XIV века].

§ 6

Итак, нам придётся признать, что период укрепления королевской власти во Франции, формирования каркасной структуры политической модели «абсолютной монархии» и соответствующей социально-экономической системы занял порядка 200 лет.

Этот период в нашей модели охватывает 3/4 большой волны развития, которую мы назвали «Нулевой» промышленной революцией, и практически 2/3 следующей большой волны — Первой промышленной революции (Рис. 5).

В отличие от современности, при анализе прошлого мы можем знать, чем закончился тот или иной период истории — и пытаться использовать это знание для рефлексии и формулировки неких общих принципов.

Этот период, как мы уже сказали, начинается с момента завершения 35-летних религиозных войн и прихода к власти Генриха IV — основателя новой династии [Бурбонов], который был убит в 1610 году.

Этот период в итоге завершается драматичными событиями Французской буржуазной революции.

Весь этот период Франция боролась с другими европейскими центрами силы — сначала с Габсбургами, а потом с Голландией и Англией — за лидерство в Европе, как политическое, так и экономическое. И в итоге она проиграла: Англия, а не Франция стала лидером Первой промышленной революции.

§ 7

Если мы сравним тактико-технические данные Франции и Англии в начале этого периода, то убедимся в том, что первая обладала гораздо большей территорией и гораздо большим населением (Табл. 1)⁷.

Франция была богаче Англии — прежде всего по потенциалу ее сельского хозяйства.

Процесс формирования системы централизованной власти и административной системы управления во Франции шел намного быстрее, чем в большинстве других стран Европы, и для английских монархов XVII века — Карла I и Карла II — именно эта модель [особенно в период правления Людовика XIV] оставалась недостижимым образцом.

7. Maddison Project Database (MPD) 2020.

Французский двор с его образом жизни и престижным потреблением правящего класса, безусловно, был законодателем мод для всех Европейских монархий XVI–XVIII веков — в том числе и для России.

В конце XVII века Джон Локк в шутку назовёт эту политическую ориентацию английской монархии «французской болезнью».

Более того, Франция в этот период была, в определенном смысле слова, самой «богатой» страной Европы [мы дальше коснёмся этого вопроса подробнее], а ее интеллектуальная элита в XVIII веке была властителем европейских и даже российских «дум».

Почему же ей не удалось стать лидером?

Конец ознакомительного фрагмента

Полная версия курса. Перейти…

Поделиться:

Методологическая Школа
29 сентября - 5 октября 2024 г.

Тема: «Может ли машина мыслить?»

00
Дни
00
Часы
00
Минуты

С 2023 года школы становятся открытым факультетом методологического университета П.Г. Щедровицкого.