Петр Щедровицкий

Практика естественного отбора

Щедровицкий П.Г. Практика естественного отбора [Электронный ресурс] : ИА «1-LINE».2014. URL : http://zh.1line.info/interviews/obshchestvo/obrazovanie/petr-shedrovicki.html

/
/
Практика естественного отбора

Не школа и вуз, а индивидуальная модель обучения для каждого. Образование во всем мире мутирует на глазах: на первый план выходит программа, сформированная под каждого из нас, независимо от возраста.

Интернет дает такую возможность самым разным слоям общества: разнообразные дистанционные курсы уже сегодня можно сложить в единое целое и с помощью консультанта подчинить какой-то определенной цели учащегося. А значит, преподаватели старой закалки под ударом — их место займут педагоги новой формации. Об этом — эксперт по подготовке кадров, член Экспертного совета при Правительстве РФ Пётр Щедровицкий.

— Пётр Георгиевич, бурный процесс в области образования, идущий в мире, для России особенно мучителен. Однако не все понимают его суть, и, видимо, поэтому столь болезненны изменения в нашей, в частности, системе и так скандален фон происходящего. Где корни? В чем причина начавшихся перемен?

Все очень просто: в образовании одновременно развиваются два процесса — старый и новый. Мы видим, как привычная сфера распадается на две части, фактически — на две параллельные реальности. В первой образовательный процесс сфокусирован на образовательном учреждении, и вся система разделения труда крутится вокруг него. Это всем известная форма: классно-урочная система, сетки часов, отбор преподавателей для конкретной школы или вуза, очные экзамены, определенный принцип зачисления. В школу, например, попадают все дети, живущие рядом с ней: если в районе 80% китайцев или уроженцев Азии, то в классе соотношение будет таким же.

Итак, в центре вот это конкретное образовательное учреждение — школа, колледж, ПТУ, вуз, и в течение энного количества лет ребенок или взрослый пребывает в нем и получает его диплом. Дальше, по гласному или негласному рейтингу вузов, человек попадает в некую матрицу оценки. Работодатель смотрит на диплом: «Физтех? Да, пожалуй… Красноярский педагогический институт? Нет, нам это не нужно».

Но есть другая система, которая сфокусирована на индивидуальных образовательных траекториях человека — и ребенка, и взрослого. У вас родился ребенок, и вы начинаете, прежде всего, определять, к чему он склонен. Выясняете, что к музыке — ищете ему преподавателя по сольфеджио, ведёте в музыкальную школу, а там его тестируют и говорят, что у него хорошо получится играть на флейте. И вы мучаетесь в попытках принять решение. Дальше выясняется, что еще он имеет способности к языкам или какому-то виду спорта. И вот на эту траекторию нанизывается другая система — это репетиторы, гувернёры, специализированные школы, тьюторы, детские психологи. Здесь другой центр притяжения — индивидуальная траектория конкретного ребенка, которой следует немалое число родителей. Но если сегодня — в России, во всяком случае, — родитель вынужден разрываться между обязательным образованием в школе и той программой, которую он формирует для ребенка сам, то уже очень скоро эта индивидуальная система может стать самодостаточной. Это новая возможность для каждого: не типовая программа в школе, через которую все, как через ситечко, должны «просыпаться», а тех, кто «не просыпался», либо отправляют в школу для отсталых детей, либо вообще перестают ими заниматься — и так, с точки зрения средних требований, все хорошо…

— Но здесь появляется важный для каждого родителя вопрос: должны ли присутствовать базовые знания в этой схеме? Например, определенный минимум математики, физики, химии для «гуманитария» или же литература, история, языки для «технаря».

Это пока неизвестно, но думаю, что ответ станет очевидным уже очень скоро. Когда некая критическая масса перейдет на индивидуальное образование, сложится какой-то принцип — нужна ли общепринятая база. Так же, как появится и официальный способ проверки и оценки знаний, полученных в ходе такого обучения. Сейчас во взаимоотношениях двух полярных систем образования — типовой и индивидуальной — идет своего рода естественный отбор.

— И на чьей стороне перевес?

Пока они существуют параллельно, принимая разного потребителя, потому что задачи и ценности у систем разные. В типовой — единые программа и требования: вы же не можете создать целый класс для одного ребенка, поэтому всех приходится как-то усреднять. Обратите внимание, даже к занятиям каким-то видом спорта некоторые имеют склонность, а другие нет, и тем, кто не имеет, бессмысленно заниматься — они не добьются результата, во всяком случае, в так называемом «большом спорте».

Вторая же система диагностирует и развивает естественные предпочтения и склонности ребенка, которые всегда есть у каждого. А поскольку сама система другая, то и система разделения труда в ней будет принципиально иной, а значит, и педагоги должны быть другими.

И сегодня хорошо видны три типа преподавателей. Первые, понимая, что старая система обречена, ищут способы ее улучшить. Вторые махнули на все рукой и ждут, когда для них лично всё закончится. Третьи уходят в новую систему, полностью меняя свои методики и принципы преподавания. Махнувших рукой рано или поздно вынесет на берег, они будут не нужны в новой системе разделения образовательного труда, а у ищущих есть шанс. Человек, получивший педагогическое или аффилированное с этой областью образование, может найти себе рабочее место в новой сфере. Более того, если он оформит свою методику в соответствии с новыми требованиями, у него появится совершенно новый и в определенном смысле безграничный рынок.

— Вы имеете в виду Интернет и дистанционное образование, о котором сейчас так много спорят?

Не обязательно дистанционное, оно может быть и очным. Интернет просто облегчил коммуникацию, увеличил объемы и помог сформировать эту сферу. Говоря о новых требованиях, я имею в виду, в первую очередь, что образование должно быть активным: включать интерактивные учебники, обучающие игры, творческие задания, участие ученика в реальных проектах. Это более плотный, более насыщенный продукт. Он может быть упакован как в очную, так и в дистантную форму, что облегчает его получение для человека. Если преподаватель смог предусмотреть все это, он станет успешным на новом рынке.

— А что будет происходить с оплатой труда педагогов?

Помимо того, что новый подход эффективен для учащегося, он еще и выгоден для педагога. Если в школе или вузе педагог связан классно-урочной системой, расписанием и единой программой, то здесь у него может быть несколько десятков и даже сотен клиентов, которые через Интернет получают базовую программу, а он следит, как они выполняют задания, и при необходимости с ними встречается, чтобы очно помочь преодолеть какие-то затруднения. И совершенно понятно, что даже если с каждого из своих клиентов разработчик учебного контента (содержания обучения) или тьютор получит по 100 рублей, то его зарплата станет сопоставима с тем, что можно получить в традиционной системе. Люди начинают это чувствовать: они видят, что сфера индивидуальных образовательных программ и новые технологии доступа к подопечным меняют уровень их достатка, и они идут в эту сферу. Кроме того, это более гибкий график — педагог создает свой курс в удобное для него время.

Поделиться:

Новое на сайте