Петр Щедровицкий

Ключевые развилки: где и как разворачивается мышление?

-2019-

/
/
Ключевые развилки: где и как разворачивается мышление?

Против софистов или комментарий к программе и некоторым результатам исследований Георгия Щедровицкого.

Лекция 3. Место и функции мышления в мыследеятельности

Раздел 3.4 Ключевые развилки: где и как разворачивается мышление?  

Новелла Московского методологического кружка или продолжение существующих философских идей? 

В какой мере такая трактовка функций мышления является новеллой Московского методологического кружка, а в какой лишь продолжает философские идеи более ранних периодов? 

Для ответа на этот вопрос обратимся к 16 тезисам о «речи и мышлении», которые в 1795 году формулирует Вильгельм фон Гумбольдт1, отвечая одновременно Гердеру и Канту2.

Я процитирую здесь только три начальных тезиса:

1. Сущность мышления состоит в рефлексии, то есть в различении мыслящего и предмета мысли. 

2. Чтобы рефлектировать, дух должен на мгновение остановиться в своём продвижении, объединить (представляемое) в единство и, таким образом, подобно предмету, противопоставиться самому себе.

3. Построенные таким образом единства он сравнивает затем друг с другом, и разделяет, и соединяет их вновь по своей надобности.3

Ещё раз повторю: развитие тезиса о том, что мышление в Мыследеятельности (уже в контексте взаимопонимающей коммуникации или, точнее, коммуникации ориентированной на взаимопонимание в силу ее включённости в деятельность, построенную на основе принципов разделения труда) отвечает за конструирование объектов и, как следствие, значений, мы можем проследить от схоластики XII века и до сегодняшнего дня. 

Кстати, вы можете обнаружить описание большинства названных процедур в различных философских текстах – например в трёх коротких статьях 1892-1893 года Готлоба Фреге (а также в сохранившихся фрагментах рукописи). Я имею в виду тексты «Функция и понятие», «О понятии и предмете» и «О смысле и значении». С той лишь разницей, что сам Фреге медитировал по поводу математических объектов и всерьёз полагал, что можно построить новый формальный язык для их однозначного понимания и интерпретации. 

Другие трактовки понятия «мышление»

В форме коллажа приведу дополнительно несколько ярких цитат, значимых для логики нашего рассуждения, которые демонстрируют разные моменты в истории развития понятия «мышление»:

Мышление как внутренний диалог у И. Канта:

«Ум нуждается в том, чтобы рассматривать предмет со все новых сторон и расширять свой кругозор – от наблюдения через микроскоп до общей перспективы – чтобы таким образом можно было воспринимать все возможные точки зрения, причём каждая поочерёдно поверяла бы очевидное суждение других». 4

Мышление как решение задач – у ряда мыслителей:

«В работах Вюрцбургской школы (О.Кюльпе, Н.Ах, К.Бюлер и др.) была продемонстрирована невозможность понимания мышления как производного от чувственного опыта и комбинации наглядных представлений. Гештальтпсихологи (В.Кёлер, М.Вертгаймер и др.) выявили роль психических структур и их динамики в процессе решения мыслительных задач. Бихевиористы (К.Халл, Ф.Скиннер и др.) обратили внимание на то, что мышление прежде всего осуществляется как внешнее поведение, направленное на решение задач». 5

Мышление как коммуникация у Э. Гуссерля:

«Простая, грубая рефлексия относительно мыслей и их языковых выражений, …достаточна, чтобы обратить внимание на определенный параллелизм между мышлением и речью». 6

Мышление как элемент мыследеятельности у Ю. Хабермаса:

«Философское мышление проистекает из рефлективного становления (Reflexivwerden) разума, воплощенного в познании, в речи (Sprechen) и действии» .7

Где разворачивается процесс конструирования мышлением объектов мыследеятельности?

Естественно, возникают ещё как минимум два вопроса: где разворачивается процесс Мышления и как он происходит? Для позиционного ответа на первый вопрос я введу общее пространство. На мой взгляд, существуют две развилки, которые задают крайние точки выбора: 

Первая развилка: на индивидуализированных носителях или перед лицом Другого, в коллективной коммуникации (МК). 

Вторая развилка: пользуясь уже смешанным языком Пирса и Щедровицкого, на «табло» сознания или на специальной «доске» мышления.

Рисунок ответов Московского методологического кружка в этом пространстве, надеюсь, вам уже понятен. Названные развилки задают «горизонтальную» и «вертикальную» ось схемы мыследеятельности (МД) как онтологии, лежащей в основе общественных практик.

Чтобы понять где происходит мышление представителям Московского методологического кружка нужно было ответить на два вопроса:

1. Происходит ли мышление на индивидуальных или коллективных носителях, то есть может ли быть то, что определено как мышление, способностью отдельного эмпирического индивида, или оно всегда только коллективно, а человек присваивает относительно этого процесса какие-то фрагменты? В этой связи, прежде чем отвечать на вопрос, может ли машина мыслить, Георгий Петрович спрашивал: «А может ли мыслить человек»? Есть еще одна смешная история, когда в 1963 году его пригласили на большое совещание по искусственному интеллекту, позвонил организатор и спрашивает: «Как вы относитесь к проблеме искусственного интеллекта?». Он отвечает: «А что, существует естественный»?

2. Если мышление происходит не в сознании, то где? Особенно если мышление имеет коллективную природу (а Московский методологический кружок склонялся именно к этому полюсу). Георгий Петрович так отвечает на этот вопрос – мышление происходит «на доске», то есть на внешнем носителе, где схематизируется объект и где обсуждаются протоколы операций, которые с ним можно производить, где договариваются об этих протоколах и, соответственно, соблюдают потом эти правила. В этой точке выбора и появляется схема мыследеятельности.

Схема мыследеятельности, претендует на задание контуров праксеологической онтологии

В 1979 году Георгий Петрович впервые вводит схему Мыследеятельности8 (МД) в целом. Она претендует на задание контуров праксеологической онтологии. Кстати, обратите внимание, что утверждает схема Мыследеятельности? Она утверждает, что коллективное – это всегда как минимум двое!

В канонических интерпретациях эта схема задаёт различие и связь пяти основных мыследеятельностных процессов:

Во-первых, процесс мыследействия мД (здравый смысл, практический интеллект);

Во-вторых, процесс рефлексии, в которой есть эффект перехода с одной позиции на другую;

В-третьих, процесс мысли-коммуникации, то есть способность выразить в тексте некое содержание;

В-четвёртых, процесс понимания;

В-пятых, процесс так называемого «чистого» Мышления (с большой буквы) – как движение в знаковых системах «на доске».

В моей схеме Мыследеятельности процессов уже не пять, а семь. Пятый процесс на схеме, введенной Георгием Петровичем — процесс «чистого мышления» включает три разных подпроцесса:

процесс трансценденции, смены рамок, очищения Мышления или проблематизации;

процесс схематизации;

и процесс конструктивного Мышления (движения в знаковых средствах).

Организационно-деятельностная игра как место разворачивания мышления

Как можно исследовать коллективную мыследеятельность? Георгий Петрович считал, что «сборка» всех линий исследований и разработок, которые велись в Московском методологическом кружке в течение 25 лет и «прорисовка» схемы мыследеятельности (МД) стала возможной благодаря проведению первых организационно-деятельностных игр (ОДИ).

Именно поэтому он называл организационно-деятельностные игры экспериментальной практикой методологического Мышления. Организационно-деятельностная игра – это не столько метод решения какой-то сложной народнохозяйственной проблемы, сколько метод исследования коллективной мыследеятельности. В каждой игре должна быть группа исследователей, потом нужно работать с протоколами ситуаций, случившихся на Игре, и тогда, через какое-то время можно получить эмпирические обоснования гипотез и развитие представлений, которые я изложил, или их проблематизацию. 

Так, разделение слоя чистого Мышления в схеме мыследяетельности на три процесса – есть результат моих экспериментов в течение тридцати лет. Первое поколение игр, которые Георгий Петрович начал проводить 40 лет назад (в 1979 году), обязательно включало исследователя (участника), который должен был с организатором обсуждать, что планировалось, что получилось, как шли процессы. В 1994 году отец ушел, и, естественно, держать эту рамку в тот момент было некому, мы были молодые, нас затягивали политические процессы, мы решали хозяйственные задачи, поэтому метод оргдеятельностных игр был редуцирован до его упрощенных вариантов.

Некоторые игры вообще были сведены до коммуникативных форматов, то есть был отрезан верхний слой – слой чистого Мышления; некоторые этот верхний слой использовали исключительно как повторение старых схем. Это была догматическая версия, когда мышление не развивается, оно задано, а под него подстраивается коммуникация; немногие пытались все-таки проводить локальные эксперименты, удерживая целостность МД и чего-то добивались в итоге. 

Место для Мышления внутри практики организационно-деятельностных игр

Ключевыми организационными «линиями», призванными обеспечить место для Мышления внутри практики ОДИ были, соответственно:

этап проблематизации, то есть расчистка поля; 

схематизация ситуации;

этап самоопределения или позиционирования;

этап объективации.

Для прохождения каждого этапа необходимо определенное время.  Георгий Петрович, например, говорил, что проблематизация должна идти 3-4 дня. Пока человек несколько раз не упрется в невозможность реализации своих старых представлений, он будет продолжать пытаться делать так, как привык, пока не произойдет отказ, а следовательно, не возникнет место, в котором будут востребованы более сложные или новые продукты мыслительной работы. 

По большому счету, за прошедшие 40 лет мы, конечно, выработали огромное количество всяких приемов, которые могут существенно ускорить каждый из этих этапов, умеем организовать побыстрее проблематизацию, если это нужно. Вопрос – стоит ли?

Читать далее…