Опубликованно

16. Прибыль, убыток и экономический расчёт: теория экономического цикла Людвига фон Мизеса

К моему удивлению у некоторых российских последователей австрийской школы цитаты из Мизеса, которые я вчера использовал, вызвали недоумение. Я спокойно отношусь к тому, что у каждого читателя свой Мизес и свои цитаты. Но, поскольку тема, несмотря на ее лежащую на поверхности логику, все же очень сложна, я позволю себе ещё раз привести развёрнутый конспект другой брошюры Мизеса. Речь идёт от главе, которая так и называется — «экономический расчет», в которой речь впрямую идёт о связи «экономического расчета» и «прибыли», главе из книги «Бюрократия», написанной Мизесом в период второй мировой войны и направленной против бюрократизации системы управления крупными корпорациями и административным аппаратом…. в США.

Так что, пользуясь случаем, рекомендую всем прочитать этот короткий текст.

цикл Мизеса

Сразу хочу добавить, что качество перевода я оставляю на совести переводчика и научного редактора русского издания; у меня не было сегодня утром времени сверится с английским вариантом. Однако, структура текста, на мой взгляд, не оставляет сомнений в его смысловой направленности. Вместе с тем, безусловно, надо понимать, что сам этот текст относится к разряду публицистических, направленных на широкого читателя. Поэтому ряд методологических оговорок касательно трудностей, возникших при интерпретации связи между «экономическим расчётом» и «прибылью предпринимателя» у особо рефлексивных читателей, я позволю себе сделать ниже.

Итак: «Превосходство капиталистической системы в том, что это единственная система социального взаимодействия и разделения труда, позволяющая рассчитывать оценки плановых проектов и уже работающих заводов, фирм и мастерских». Мизес задается вопросом как из бессчётного количества разновидностей факторов производства, миллионов наемных рабочих и вариантов организации производства потребительских благ выбрать технологии и планы их использования, которые в наибольшей степени могут «способствовать удовлетворению насущных нужд потребителей»? Для ответа на этот вопрос в капиталистической системе «все проектирование и планирование основывается на рыночных ценах». «Только рыночные цены — продолжает Мизес, — позволяют ответить на вопрос, будет ли выручка от проекта N больше чем затраты на него, то есть принесёт ли он [по смыслу «проект», но в тексте оно, возможно — проектирование или просто опечатка] больше пользы [по смыслу очевидно — для потребителей], чем осуществление других возможных планов, которые не могут быть реализованы из-за того, что необходимые факторы производства используются для проекта N».

«Часто возражают, что такая ориентация экономической деятельности с мотивом получения прибыли, то есть в соответствии с критерием избытка выручки над затратами», свойственное свободному предпринимательству якобы «угрожает интересам нации». Далее Мизес приводит пример из истории технологической борьбы Германии и США во время войны, который используют в качестве довода представители этой точки зрения. Подробности по этому поводу можно прочитать в книге Адама Туза «Цена разрушения»; мы не будем на это отвлекаться. Мизес возражает, и вновь возвращается к основной линии своего рассуждения: «в рыночном обществе…цены потребительских благ находят верное и достаточно точное отражение в ценах различных факторов, требующихся для производства. Таким образом, появляется возможность путём точного расчета [обратите внимание г-да «австрийцы»] обнаружить, какие из безграничного множества мыслимых процессов производства являются более, а какие — менее выгодными».

Актор всегда производит «точный» расчёт, хотя мы с вами, находясь в позиции наблюдателя, знаем что он не точен.

Далее Мизес вводит стандартный тезис о том, что в «гипотетической неизменной системе» или «статичном мире» нет места прибыли. Мы уже видели с Вами ранее, что это «общее место» для экономической теории с Вальраса; оно также практически дословно повторяется у Шумпетера и Найта. «Очевидно — пишет Мизес, — что в такой системе не было бы нужны в предпринимателях и не существовало бы экономической функции для прибыли». Но реальный мир — изменчив, в нем постоянно модифицируются и потребности, и предложение факторов производства. Необходимо постоянно приспосабливать производство к изменяющимся условиям. Как только некоторые экономические агенты, «стремящиеся получить прибыль [вся логика изложения и текст показывает, что речь идёт о предпринимателях]….обнаруживают, что отношение цен факторов производства к ожидаемым ценам на продукцию обещает представить такую возможность [какую — ясно, что получение прибыли], они принимаются за дело [какое — ясно, что планирование и разработку проекта]. Если их оценка всех элементов предприятия [то есть результат экономического расчета] была правильной, они получают прибыль».

Дальше Мизес, используя образ «публичных торгов», коротко пересказывает книгу Кирцнера, которая выйдет через 30 лет и даже делает оговорку о том, что в основе возможности получения прибыли предпринимателем лежит постоянное «слежение» за появлением новых благоприятных возможностей с целью приспособления производства к запросам потребителей. Но мы сейчас не будем ходить в эту сторону.

Конечно, мы с Вами понимаем, что гипотетический объект, который описан в этой короткой главе гораздо более сложен. Он включает в себя и «вертикальное» измерение, в котором действие предполагает наличие по крайней мере двух уровней — уровня планирования и уровня осуществления, и «горизонтальное» измерение, в котором разворачивается время процессов планирования будущего действия и время реализации этих планов. Но, на мой взгляд, совершенно очевидно, что экономический расчёт, проводимый в ожидании получения прибыли в верхнем левом углу гипотетической схемы, впрямую связан с возможностями получения прибыли или убытков [как указывает текст 1951 года, который мы цитировали вчера], которые лежат в правом нижнем углу схемы. Последние как бы «завершают» или «фиксируют» итог процесса реализации разработанного плана или предпринимательского проекта.

До возникновения вчерашней дискуссии, я не планировал давать столь подробный комментарий этой темы. Однако, сказанное позволяет мне теперь вернуться к анализу теории цикла Мизеса и на пальцах объяснить, почему все сказанное выше, на мой взгляд, в свернутой форме содержится уже в работе 1912 года.

Итак, капиталистической экономике свойственно такое использование производственных факторов, которое направлено на обслуживание потребителей, способ и цели производства определяются потребительским спросом. Предприниматели стараются производить такие товары, продажа которых, как они полагают, принесёт им максимальную прибыль. Путь к получению прибыли — правильное «прогнозирование» спроса и расчёт допускающих ее [прибыли] получение в будущем цен всех необходимых факторов производства. На противоположном полюсе — ошибки в расчете, убытки… и [в дальнейшем] высокая вероятность вытеснения данного конкретного предпринимателя из производства, потеря капитала, позиции и социального положения.

Что может помешать предпринимателю сделать правильный расчёт и в дальнейшем рассчитывать на получение прибыли? На мой взгляд, ответ очевиден. Все те процессы и факторы, которые мешают ему правильно оценить цены, по которым он сможет продать свои продукты и услуги в будущем, в «конце» производственного процесса, а также реалистично оценить, по каким ценам он может позволить себе покупать факторы производства — как в «начале» проекта, так и на разных этапах его развертывания. Предприниматель и так может ошибиться и часто ошибается в ходе своих расчетов. Но если появляются факторы, систематически влияющие на его оценки и искажающие их адекватность, то вероятность провала предпринимательского проекта резко возрастает.

При «социализме» отсутствие системы цен, на которые предприниматель ориентируется при экономическом расчете, делает этот расчёт и саму предпринимательскую деятельность невозможной в принципе. Здесь Мизес предельно жесток. Нужно понимать, что его доказательство невозможности «социалистической экономики» носит не психологический, и не технический, а онтологический характер. Поэтому, кстати, его идеи вызывали столь резкую реакцию в СССР и других странах социалистического лагеря. Я об этом писал в комментарии 24 июня.

Но и при «капитализме» существует ряд факторов, которые нарушают саму возможность расчета, дезинформируют предпринимателя. Один из таких факторов — политика кредитной экспансии, характерная для банковской системы второй половины Х1Х века, дополнительно поддерживаемая правительствами ряда стран, вставших на путь интервенционизма. Впервые, по мнению Мизеса, понимание природы этой причинной связи было осмыслено в денежных теориях экономического цикла. Эти теории утверждают, что так называемые «циклические колебания деловой активности являются следствиями искусственного уменьшения процентных ставок, складывающихся на ссудном рынке». Суть указанной политики состоит в «расширении банковского кредита посредством создания фидуциарных средств обмена, то есть денежных заменителей, не имеющих стопроцентного золотого покрытия. Технически это достигается путём эмиссии банками билетов [банкнот] или путём открытия чековых счетов своим клиентам в количествах, превышающих банковские запасы золота».

Свою теорию кризисов Мизес, как я уже сказал раньше, фактически намечает уже в самой первой работе 1912 года и затем, несколько раз конкретизирует в работах 1928-1946 годов. Следует подчеркнуть, что Мизес не оригинален в своём объяснении: целый ряд авторов и до его работ, и после них прибегали к этой модели объяснения так называемых экономических циклов. Оригинальностьэта концепция, на мой взгляд, приобретает только в связи со специфическим объяснением устройства предпринимательской деятельности и природы предпринимательской прибыли.

Суть концепции очень проста. Мизес подчеркивает, что «на рынке свободном от искажений, вносимых такой инфляционисткой банковской структурой, банковские кредиты предоставляются в размере и по процентным ставкам, которые предполагают доведение до конца всех начатых проектов. Однако, в обществе существует ошибочная точка зрения, в соответствии с которой желательной целью экономической политики является расширение банковского кредита — и, как следствие, числа реализуемых предпринимательских проектов — за счёт уменьшения процентной ставки». Благодаря этой политике в начале [цикла] результат кредитной экспансии соответствует ожиданиям: начинается подъем. Однако стимулирующий эффект кредитной экспансии длится не долго. Рано или поздно бум, созданный этой политикой, заканчивается коллапсом.

«При нормальной процентной ставке, прибыльными будут только те предприятия, для которых в экономике нашлись необходимые факторы производства по рыночным ценам. При искусственном снижении ставки ряд проектов, которые были бы разорительными при естественной ставке кредита, будут казаться прибыльными. Но экономика недостаточна богата, чтобы поддержать этот процесс…. в ней нет свободных ресурсов, необходимых для окончания этих дополнительных проектов. Если бы эти ресурсы существовали, то не было бы нужды прибегать к кредитной экспансии. Она не может увеличить предложение реальных благ. Расширенное предложение фидуциарных средств обращения оборачивается непрерывным ростом цен». В пределе это может привести к нарушению денежного обращения, как это произошло в Германии в 20-е годы. Другими словами, подобный «экономический подъем» не имеет под собой реальных оснований. Это лишь иллюзорное процветание. Рано или поздно становится очевидным, что «небоскрёб экономического процветания возведён на песке». Депрессия в этой этой ситуации неминуема.

И планы, и реальные действия предпринимателей зависят от структуры цен, ставок заработной платы и процентных ставок. «Когда предприниматель планирует свои действия он учитывает эти параметры в своих расчётах. На основании этих расчетов он делает вывод, принесёт ли данный проект прибыль. Если эти рыночные данные искажены банковским [или государственным] вмешательством, то результат анализа цен может ввести его в заблуждение. Он начинает осуществлять проекты, продукты которой не принесут необходимой прибыли». Мы помним, что реальная прибыль в «конце» осуществления предпринимательского проекта, свидетельствует о готовности покупателей при покупке произведённых предприятием товаров компенсировать цену затраченных на их производство факторов. Из внешней позиции можно сказать, что действующие на рынке цены, ставки заработной платы и процента «мешают реализации многих проектов». Они указывают на степень редкости этих факторов. Посредством этих рыночных феноменов, цен общество посылает предпринимателям, планирующим приступить к реализации того или иного проекта, [разрешительный или запретительный ] сигнал.

«Снижение процентных ставок — подчеркивает Мизес, — действительно приводит к буму. Но искусственно вызванное процветание не может быть устойчивым. Начав осуществлять свои проекты предприниматели очень быстро обнаруживают, что факторы производства подорожали в то время как они ориентировались на цены до кредитной экспансии. Теперь у предпринимателей не достаточно средств чтобы купить то, что нужно для осуществления исходных проектов». Банкноты и депозиты не могут заменить реальных благ. Кредитная экспансия всегда приводит к экономическому кризису, хотя сценарии его протекания могут быть разными.

В силу того, что мне пришлось реагировать на замечания читателей — текст получился на этот раз более длинным, чем я исходно планировал. Однако, в итоге, как мне кажется у читателя может сложится общая картинка причинных зависимостей между прибылью, экономики расчётом и знаниями, на которые ориентируется предприниматель в тот момент когда он задумывает свой новый проект. Об этом мы поговорим более подробно дальше.

https://www.facebook.com/shchedrovitskiy/posts/172176987645591