Опубликованно

15. Предпринимательская прибыль как плата за правильный прогноз

Прежде чем продолжить разбор представлений о предпринимательской деятельности Людвига фон Мизеса, хочу ещё раз прокомментировать логику своего рассуждения. Перед вами 15 пост из нового сериала, в котором я обсуждаю историю осмысления природы предпринимательской прибыли. Эта новая история — в том смысле, что я оставляю за рамками рассмотрения известные работы Кантильона, Смита, Сея. По времени своего возникновения и развертывания рассматриваемый мною исторический период совпадёт с хронотопом второй промышленной революции [1850-2000].

Впервые в явной форме попытку описать предпринимательскую деятельность как идеальный тип, отделить предпринимательскую прибыль от доходов, получаемых другими позициями, делают немцы — Тюнен [1850] и Мангольдт [1855]. Затем в дискуссию вступают американцы — Уокер [1883], Хоули [1893] и Кларк [1899]. И наконец, мы видим прорыв, когда практически одновременно, возникают три разных системы представлений, в которых «предприниматель» стоит в центре, в фокусе теоретической модели экономического процесса. Я имею в виду Шумпетера [1911/1942], Найта [1921] и Мизеса [1922/1951].

В квадратных скобках я указываю даты выхода основных работ, в которых данная проблематика становится предметом специального рассмотрения.

Не нужно писать в комментариях: а ещё об этом писал Маршалл [1890]. Да, писал, но у него «предприниматель» отождествляются с «менеджером». И не только у него — эта версия получила широкое распространение в ХХ веке. Или: а ещё была дискуссия о планировании при социализме при подготовке первого пятилетнего плана, в которой участвовали Громан, Кондратьев и Струмилин. «Ещё» было много всякого. Большую часть из этого контекста я в той или иной степени знаю. Читал, думал, даже писал об этом в разных работах. У меня нет задачи написать энциклопедию по истории экономической мысли. Термин «предприниматель» вы встретите во многих работах по экономической теории, а позже по теории и практике управления. Но только названные выше авторы, с моей точки зрения, пытались построить функциональную модель и опирающееся на неё организационно-деятельностное понятие «предпринимательской деятельности».

Теперь вернёмся к цитированию Мизеса. В уже упомянутом мною вчера тексте доклада «Прибыль и убыток» [1951] он пишет: «Деятельность предпринимателя состоит в принятии решений. Он определя­ет, для каких целей следует использовать факторы производства. Любые иные действия, которые может выполнять предприниматель, являются случайными по отношению к его предпринимательской функции. Понимание этого зачас­тую трудно дается неэкономистам. Смеш­ивая предпринимательскую деятельность с руководством технологическими и административными делами завода, они считают реальными предпринимателями …..наемный персонал».

Л. Мизес Человеческое действие

Потребители, покупая что-либо или, напротив, воздерживаясь от покупки, в капиталистической экономике каждодневно «определяют, кто должен или кто не должен быть владельцем [средств производства] и каким объемом собственности каждый из них должен обладать». Обычно люди принимают решения «основываясь на опыте, то есть всегда со ссылкой на прош­лое. Опыта будущего не существует. Голосование рынка возносит на верш­ину тех, кто в ближайш­ем прош­лом обслуживал потребителей лучше всех. Однако этот выбор не является окончательным и может быть скоррек­тирован в любой момент. Как только избиратели разочаровываются в своем избраннике, он тут же разжалуется в рядовые….».

«Одна из основных функций прибыли — подчеркивает Мизес, — состоит в передаче контроля над капиталом в руки тех, кто знает, как применить его наилучш­им из возмож­ных способов для удовлетворения публики. Прибыль и убыток — это инструмент, посредством которого потребители передают управление производствен­ной деятельностью в руки тех, кто лучш­е всего им служит».

«В рыночном обществе — продолжает Мизес, — не саботируемом вмеш­ательством государства и других агентов, прибегающих к насилию, вступление в ряды предпринима­телей открыто для каждого. Тот, кто знает, как извлечь выгоду из неожиданно открывающихся деловых возможностей, всегда найдет требующийся для этого капитал. На рынке постоянно присутствуют капиталисты, жаждущие найти наиболее многообещающее применение для своих средств и ищущие талантливых новичков, в партнерстве с которыми они могут реализовать проекты, сулящие наибольшую отдачу. [Предпринимательская] прибыль — это приз тем, кто устраняет несогласованности; она исчезает, как только несогласованность устраняется полностью. В идеальной конструкции равномерно функционирующей экономики прибыль отсутствует. Сумма цен комплементарных факторов производства с поправкой на временнóе предпочтение совпадает с ценами продукта. Чем значительнее предшествующие несогласованности, тем большую прибыль приносит их устранение…..

Однако прибыли и убытки создаются не применением капитала. Капитал не «порождает прибыль», как полагал Маркс. Капитальные блага как таковые суть мертвые вещи, которые сами по себе ничего не способны достичь. Прибыль возникает в том случае, если капитальные блага используются для реализации хорошей идеи. Прибыль или убыток создаются предприниматель­ским решением. В конечном итоге источником прибыли являются умственные акты, ум предпринимателя. Прибыль — продукт ума, результат успешного предвосхищения будущего состояния рынка. Это духовный и интеллектуальный феномен». Другими словами, предпринимательская прибыль — это плата за правильный прогноз.

Мизес — резкий и последовательный адвокат предпринимательства. Он все время подчеркивает, что описанный механизм работает только при определённых условиях. Если по каким то причинам эти рамочные условия меняются — как происходит при избыточном огосударствлении хозяйственно-экономических процессов — предпринимательская деятельность исчезает. В своем докладе он заявляет: «Объявляя прибыль чрезмерной и наказывая эффективных предпринимате­лей дискриминационными налогами, люди причиняют вред сами себе. Налог на прибыль равносилен налогу на успех в деле наилучшего обслуживания публики. Единственная цель всей производственной деятельности состоит в применении факторов производства таким образом, чтобы они обеспечили максимально возможный объем производства. Чем меньше затрат требуется для производства какого-либо изделия, тем больше редких факторов производства остается для производства других изделий. Но чем больших успехов удается достичь предпринимателю в этом направлении, тем сильнее его осыпают бранью и тем больше из него выкачивают налогов. Увеличение издержек на единицу продукции, то есть расточительство, восхваляется как благо».

Полное непонимание устройства экономического процесса заставляет правительства заниматься регулированием цен. Те же предрассудки побуждают многие правительства заключать со своими контрагентами соглашения, по условиям которых цена на поставляемую продукцию устанавливается как издержки производства плюс определенный процент. В результате чем меньших успехов поставщик добивается в деле сокращения излишних издержек, тем большую надбавку он получает. В этой логике живут не только так называемые «естественные монополии», но и весь военно-промышленный комплекс. Последовательное проведение в жизнь этой логики в итоге приводит к огромным расходам и экономическим потерям для общества, такая политика может в итоге разорить даже богатое общество.

https://www.facebook.com/shchedrovitskiy/posts/171911647672125