Опубликованно

17. Что же общего можно найти в концепциях предпринимательской деятельности, возникших в первой четверти ХХ века?

Мы с вами практически завершили анализ основных материалов по новой истории понятия предпринимательской деятельности. Как я уже несколько раз подчёркивал, интерес к выделению позиции «предпринимателя» из спектра других позиций, обеспечивающих функционирование и развитие экономических форм организации хозяйства, усиливается по мере развертывания второй промышленной революции [1850-2000]. Позже Шумпетер в одном из своих комментариев напишет, что только бурное развитие промышленности в ходе индустриализации во второй половине ХIХ века помог отчетливо увидеть факты не=совпадения функций «капиталиста», «предпринимателя», «инженера» и «менеджера».

В работах Тюнена [1850] и Мангольдта [1855] делается попытка отделить «предпринимательскую прибыль» от доходов, получаемых другими позициями. Мангольдт [1924-1868] даже пишет специальную книгу, которая так и называется: «Теория предпринимательской прибыли». Эта задача достаётся по наследству поколению мыслителей, родившихся в 40-е годы ХIХ века, основные работы которых начинают выходить, соответственно, в 70-90-е годы. С этого момента можно строить хронологию новой истории данного понятия. Как всегда бывает в подобных случаях первые попытки описать Деятельность предпринимателя и выявить природу предпринимательской прибыли выглядят несколько наивно. Возникает три разных подхода, которые мы в своих комментариях [12, 13 и 14 июня] назвали «психологической» концепцией с одной стороны, «технологической», с другой и «теорией рисков», с третей.

Я уже писал о том, что история мысли имеет отчетливое поколенческое измерение. Своевременность — важнейшая характеристика высказанной мысли. Как любит шутить Сергей Чернышев, обогнать в мысли свою эпоху на 100 лет может каждый дурак; ты попробуй обогнать ее на пол-года-год.

Осмысление предпринимательской деятельности становится ключевым вопросом экономической теории через шаг — для поколения философов экономики, родившихся в 80-е годы. То есть, грубо, через 40 лет. На мой взгляд это не случайно. Мысль обладает собственным хронотопом, то есть пространственно-временной обусловленностью и определённостью.

Из всего множества мыслителей, родившихся в 80-е годы ХIХ века я сконцентрировал свой анализ на трёх фигурах, которые сделали феномен предпринимательства главным предметом или фокусом своего рассмотрения. Речь идёт о Людвиге фон Мизесе [род. 1881], Йозофе Шумпетере [род. 1883] и Фрэнке Найте [род. 1885]. Как я пытался показать, их концепции появляются практически одновременно. Напомню, что базовая работа Шумпетера выходит в свет в 1911 году. Найт посвящает проблеме «неопределенности» и анализу «прибыли» свою диссертацию 1916 года и книгу 1921 года. Мизес указывает на влияние кредитной экспансии на ориентацию предпринимательских проектов в 1912 году, а тезис о невозможности предпринимательской деятельности в условиях социализма развивает в своих работах 1920-1922 годов.

предпринимательство 20 век

Работы с изложением и обоснованием этих базовых концепций выходят в дальнейшем в течение многих лет — вплоть до середины ХХ века. По мере своего появления в пространстве профессиональной и публичной коммуникации эти идеи постепенно заставляют их коллег и широкую публику признать важность предлагаемых концепций и проблемы в целом. Мои публикации четко показывают, что среди аудитории моей ленты идеи Шумпетера сегодня более известны и в большей степени повлияли даже на тех читателей, которые никогда в жизни не слышали фамилию Шумпетера. Так же и в общественном мнении.

Еще одна характеристика поколенческого характера мысли: ее рефлексивность. Увидеть эти три разные концепции как разные об одном и том же и, тем более, сопоставить их друг с другом, могут только представители следующего поколения мыслителей, то есть в нашей логике те, кто родится в 20-е годы ХХ века. Как мы увидим дальше, так и произойдёт в новейшей истории представлений о предпринимательстве.

Что общего мы можем выделить сегодня в этих трёх концепциях?

Во-первых, все трое исходят из того, что в «статическом» мире [мире хозяйственного кругооборота, как писал Шумпетер или мире «равновесия», как называл его Мизес] нет места ни для предпринимательской прибыли, ни для позиции предпринимателя. Только если мы признаём, что хозяйственно-экономическая жизнь постоянно меняется, если мы считаем, что процессы изменения и, особенно, качественного изменения [развития] свидетельствуют о глубинном устройстве окружающего нас мира — в этом мире можно искать место для предпринимательской деятельности.

Во-вторых, все трое рассматривают прежде всего функции предпринимательской деятельности, а не те или иные морфологические [говоря языком СМД-подхода] характеристики людей, социальных групп или институтов, выполняющих эти функции в те или иные периоды эволюции хозяйственно-экономических отношений.

В-третьих, все трое отделяют эти функции и предпринимательскую позицию, как функциональный узел в процессах изменения и развития экономических форм организации хозяйства от других функций и позиций — прежде всего от различных видов наемного труда [включая весь комплекс «инженерных», «технологических» и «организационно-управленческих» работ] и от группы позиций=держателей ресурсов — «изобретателей», владельцев прав собственности, «капиталистов», «инвесторов» и т.д.

В-четвёртых, все трое предполагают что позиция предпринимателя стоит в центре экономической формы организации хозяйственной деятельности [которую они часто называют «капиталистической» системой], являются основным «движком» этой системы.

В-пятых, все трое подчеркивают, что свой доход, то есть предпринимательскую прибыль, предприниматель несмотря на своё центральное положение, по логике устройства системы в целом, получает последним — после того, как он расплатился со всеми, кто оказал необходимые для реализации предпринимательского проекта «производственные услуги». При этом — он авансирует заработную плату всем наемным работникам и гарантирует [в той или иной конкретной форме] получение дохода держателям ресурсов — до того, как проект завершён и стал отчетливо ясен итоговый баланс «прибылей» и «убытков».

В-шестых, все трое стремятся дополнить описание предпринимательской функции [здесь конкретные версии каждого из них расходятся] анализом устройства самой деятельности или действия, которую осуществляет экономический агент или актор, занимающий предпринимательскую позицию или реализующий данную функцию.

И, наконец, все трое озабочены проблемой «размывания» или даже возможного «исчезновения» предпринимательской деятельности в будущем — под влиянием расширения сферы влияния крупных корпораций, общей бюрократизации управления, распространения социалистической идеологии, интервенционизма правительств, прогрессивного налогообложения, роста уровня оплаты наемного труда, роста сложности самих предпринимательских проектов — короче, всех тех тенденций и процессов, которые могли наблюдать вокруг себя эти уже достаточно пожилые и умудрённые опытом люди в конце первой половины бурного ХХ века.

О некоторых аспектах этой проблематики и, соответственно, о той эстафете осмысления предпринимательства, которая досталась следующему поколению [тем, кто родился в 20-е] мы поговорим в следующих комментариях.

https://www.facebook.com/shchedrovitskiy/posts/172465254283431