Как человек строит свою траекторию в мире мыследеятельности?

Как человек строит свою траекторию в мире мыследеятельности?

Как человек строит свою траекторию в мире мыследеятельности?

Экспертное выступление № 3: «Как человек строит свою траекторию в мире мыследеятельности?» публичного обсуждения темы  «Что нужно успеть сегодня, чтобы завтра наступило…»

1 июня 2019 года состоялась традиционная ежегодная встреча с Петром Георгиевичем Щедровицким в стенах Института практической психологии Национального  Исследовательского Университета «Высшая школа экономики», где были представлены три коротких экспертных доклада.

***

Напомню логику моего рассуждения. 

Я выделил 4 проблемы из некоего месива проблем. Понятно, что все эти «разрывы» и рассогласования в процессах Мышления и деятельности в реальности накладываются друг на друга и создают зоны пересечений и интерференций.

После этого я задал вопрос: а как мы можем решать эти проблемы?

И дал ответ: мы имеем шанс решить эти проблемы, если используем принципы организации коллективной мыследеятельности. Потому что отдельный человек, как в свое время пошутил Булгаков, не просто смертен, а внезапно смертен, и это слово «внезапно» очень важно.


И теперь передо мной, естественно, встает вопрос: а как человек строит или может строить свою траекторию в мире мыследеятельности?

Прежде всего я хочу связать этот вопрос с предыдущим, то есть с тезисом об устройстве коллективной мыследеятельности.

Великий социолог Эмиль Дюркгейм в конце XIX века, рефлектируя над опытом европейской истории XIX века, выдвинул следующую базовую гипотезу: чем более дифференцированным и глубоким является разделение труда в обществе, тем более оно солидарно.

Давид Эмиль Дюркгейм (1858-1917)-французский социолог и философ, основатель французской социологической школы и предшественник структурно-функционального анализа.Наряду с Огюстом Контом, Карлом Марксом и Максом Вебером считается основоположником социологии как самостоятельной науки

Если мы представляем из себя комок конфет, и все конфеты похожи друг на друга, то нам не остается ничего другого, как просто слипнуться, и потом с этим ничего уже нельзя сделать. Если вы делаете одно, а я делаю другое, и без нашего различного вклада в общий процесс решения задачи или проблемы не может осуществляться общая деятельность или получаться общий продукт, то мы нужны друг другу.

Один из родоначальников Чикагской  социологической школы, Роберт Эзра Парк, сделал еще более радикальный шаг вперед. Он опирался не только на работы немецких социологов, но еще и на работы Уильяма Джемса, одного из основателей научной психологии, и на работы Джона Дьюи, о котором я уже сегодня говорил и который много занимался педагогикой. 

Он сказал: «Каждый из нас имеет строго индивидуальную траекторию в пространстве и во времени, и эти траектории неповторимы. Мы родились в определенной точке и с каждым следующим шагом нашего движения по этой траектории мы все более и более индивидуализируем наш опыт». А раз так, то мы нужны друг другу в коммуникации, потому что каждый из нас несет очень специфические грани глобального человеческого опыта, которые никогда не могут повториться, они всегда дополняют, и взаимодостраивают, и сверхкомпенсируют друг друга.

Если мы теперь зададим вопрос: что может рассматриваться как продукт этой траектории, — то я утверждаю, что это способность или совокупность способностей к продуктивному действию.


Что значит продуктивное действие?

Во-первых, это то действие, которое учитывает другого: я что-то сделал, а кто-то этим воспользовался. В этом плане я произвожу результат, но он может не быть продуктом, им может никто не воспользоваться. Я действовал результативно с точки зрения своих намерений, целей и действий, но это никому не нужно. Но если этим кто-то воспользовался, то мое действие становится продуктивным в первом смысле этого термина.

Во-вторых, это то действие, которое может изменяться самим деятелем: если я осуществил некую пробу (обычно то, что получилось, не совпадает с тем, что я задумал), то я могу отрефлектировать то, что получилось, сопоставить со своим замыслом и на следующем шаге изменить свое действие. То есть, мое действие продуктивно для меня самого, потому что оно выявляет те расхождения, которые без этого действия я бы никогда не обнаружил. Поэтому, когда меня мои ученики спрашивают, какой проект начать делать, я говорю, что это вообще не играет никакой роли. Начни делать любой проект, доведи его до конца, тем самым ты «экстериоризируешь», овнешнишь и сделаешь видимым — в том числе для самого себя — свой замысел. Увидев его в реализации, ты, безусловно, удивишься и ужаснешься. Но это шаг вперед. А если ты все время будешь пребывать в каких-то мечтах, то, естественно, никакого развития не произойдет.

В-третьих, это то действие, которое создает время: повторяясь, оттачиваясь, обретая дополнительные характеристики искусности, в силу того, что человек учится в ходе выполнения действия, оно начинает экономить время. Как то время, которое нужно затратить для осуществления самого действия, так и чужое время, которое, если мой продукт хорош, он не потратит на то, чтобы его ремонтировать, обслуживать или исправлять чужие ошибки. И вот этот третий смысл не менее важен — продуктивное действие создает общественное время.


В устройстве продуктивной деятельности можно выделить три основных организованности.

Первая – это средства и инструменты, которыми мы пользуемся. Ясно, что, помимо самих средств, к каждому из них еще приложено развернутое описание, что можно делать с этим средством, а чего нельзя, когда его можно применить, а когда нельзя.

Организованности продуктивного действия: процессы опосредования

Вторая – это представление об объектах, с которыми мы имеем дело. Ребенок довольно быстро научается, что в огонь не надо совать руку, — это пример «онтики» или онтического объекта. Может быть, когда-нибудь, через 20-30 лет, он узнает, как устроен процесс горения, и для него его субъективный опыт дополнится теоретическими моделями, идеальными объектами, которые разрабатывает наука или какие-то дисциплины. По большому счету наш эмпирический опыт не очень разнообразен. В своей жизни мы сталкиваемся с небольшим количеством объектов и вещей реальности. Более того, мы имеем о них совершенно разного типа знания. Одни – это знания-знакомства. Вторые — это рефлексивные знания. Например, все вы пользуетесь телефонами. Но если я спрошу, кто может починить телефон, то таких уже будет гораздо меньше — это требует знаний рефлексивного уровня.

Организованности продуктивного действия: процессы объективации

И, наконец, третья, самая сложная организованность человеческой деятельности — это цели.

В философии есть совершенно ложная точка зрения, что цель – это предвосхищение результата будущей деятельности. Почему она ложная? Потому что «украсть капусту» и «купить капусту» – это две разные цели. Непонимание этого момента разрывает связь целей с ценностями. А эта связь является пуповиной всей человеческой деятельности.

Организованности продуктивного действия: процессы целеполагания

Если вернуться к структуре продуктивного действия, то, на мой взгляд, она включает две сферы – сферу замысла и сферу реализации. А между ними два типа отношений – отношение полагания или предполагания того, как устроен этот мир и что мы можем в нем делать, и отношение рефлексии.


Если теперь мы вернемся с этой точки зрения к схеме мыследеятельности, то мы обнаружим, что и исторически, и генетически каждый из этих уровней формирует свои составляющие продуктивного действия и свои способы мыследеятельности как некое «лего», из которого человек может собирать более сложные конструкции.

Мыследействие родилось на палубе 50-весельной галеры в Средиземном море. Этот сюжет очень хорошо описал М.К. Петров в своей статье1 «Пентеконтера. В первом классе европейской школы мысли», где показал, что человек, который садится на борт этого судна и идет либо в коммерческое путешествие, либо становится пиратом, вынужден координировать 7-10 разных факторов, которые постоянно меняются — для того чтобы проложить маршрут, не попасть в шторм или выжить в какой-то сложной ситуации.

Компетенция, или способность, которая формируется на уровне мыследействия – это способность планирования.

Кстати, обратите внимание, что традиционный квадриум, который был важным элементом античной и потом средневековой образованности (арифметика, геометрия, музыка и астрономия) – это важнейшие элементы планирования.

Музыка позволяет исчислять время (часов-то нет еще, а даже когда они появляются, то на них только часовая стрелка); музыка – это самый точный способ измерения времени. Арифметика позволяет считать врагов и друзей, геометрия – измерять расстояния и восстанавливать поля после разлива рек, а астрономия – находить свое положение в пространстве.

Второй способ или вторая группа способов – это способы коммуникации.

Мы знаем три базовых компетенции – грамматика, диалектика и риторика: способность использовать естественные и искусственные языки, рассуждать последовательно, делать выводы и не путать сильный аргумент со слабым и, собственно, доносить свою мысль до других, без чего коммуникация, как вы догадываетесь, невозможна.

И, наконец, уже в позднее Средневековье или в раннем гуманизме появляются элементы конструктивного мышления, сначала в архитектуре, потом в технологии двойной записи, в экономике, потом в разного рода практических и научных дисциплинах.

И сегодня мы понимаем, что на этой основе стоит все здание промышленных революций – это инженерия, проектирование, исследование и более сложные виды деятельности.


К чему я это? Я это к тому, что каждый из нас осваивает какой-то набор способов организации мыследействия, коммуникации и мышления. У кого-то он более развит, у кого-то менее развит. Это во многом след прохождения каждым из нас своей индивидуальной траектории, след истории фактического погружения в ситуации и системы МД, построения продуктивного действия, рефлексии этого опыта и выхода из ситуаций и систем МД. Хотя, начиная с Лютера, Европа очень хочет начать учить всех детей всему как можно раньше. Я не большой сторонник этого подхода. Далеко не всегда перенос освоения способов мышления на более ранний возраст дает свой результат.

На фотографии изображен малыш, который ползает. Я хочу вам сказать, что ползание оказывает на формирование интеллекта большее влияние, чем решение математических задач. Не ползал – потом возникают разные проблемы, вплоть до взрослого возраста. Поэтому вклад разных составляющих нашего опыта в формирование способностей может быть очень разным.


И, завершая, я хочу сказать, что если вам удается дособрать все эти три способа и синхронизировать их друг с другом, то, в общем, можете достичь очень хороших результатов.

На фотографиях вы видите примеры тех, кто строит свою практику в МД подходе.

Поэтому, я буду рад, если кому-то из вас будет полезно то, что я рассказал сегодня, я считаю, что использование принципов мыследеятельностного подхода и реализация этих принципов в своей проектной работе позволит вам достроить целостность как самого проекта, так и вас самих.

Способность к продуктивному действию складывается из освоения трех способов мыследеятельности

Спасибо.


Видео экспертного выступления №3
1 июня 2019 г.

Понравилась ли Вам статья?

Вам также могут понравиться

facilisis venenatis libero luctus fringilla massa vel, leo risus libero. odio
Scroll to Top

Задайте свой вопрос

Заполните форму подписки