Петр Щедровицкий

Что такое мышление? Исходные гипотезы. Обсуждение лекции.

-2019-

/
/
Что такое мышление? Исходные гипотезы. Обсуждение лекции.

Против софистов или комментарий к программе и некоторым результатам исследований Георгия Щедровицкого.

Лекция 1. ИСХОДНЫЕ ГИПОТЕЗЫ.

Раздел 1.6 Вопросы-ответы

Чем обусловлена смена логики? 

Если коротко, то сменой картины мира. Мир изменился, и наше представление о мире тоже, конечно, изменилось.

Почему сейчас картина мира меняется, причем меняется очень быстро, мы это понимаем, но не выходим из старой логики?

У вас же на это сил нет. Это же революция. Георгий Петрович не был первым и единственным в этом движении, не он один понимал, что нужна новая программа. Как я уже сказал, и А. Зиновьев пытался проделать эту работу, выделил метод от абстрактного к конкретному, на основе «Капитала» К. Маркса. Исследуя Маркса, обнаружил у него кучу дыр, хорошо известных разрывов в размышлении. Потом ушел в математическую формальную логику, то есть начал реализовывать программу, а потом от нее отказался, и, говорят, сжег свою диссертацию. У Зиновьева есть целая серия работ по комплексной логике, он вернулся к более традиционному фрегеанскому подходу, я имею в виду Готлиба Фреге. Построение новой программы не было действием только в ММК, оно происходило в культурном контексте, но по степени замаха, было более радикально, чем то, что параллельно делали другие школы и мыслители.

Правильно ли я понимаю, что логика – это определенный инструмент мысли, а мышление – это другая субстанция? 

Нет, не надо так понимать. Пока меня нужно понять только одним способом: ответ на вопрос «что такое мышление» не существует сам по себе, в вакууме, он является одним из важных элементов интеллектуальных программ, как исследовательских, так и нормативно-прикладных, которые связаны с формированием такой субстанции, которую вы назвали мышлением. Одним из способов (но не единственным) является логический способ нормировки, потому что, если вы обратили внимание, я сделал маленькую оговорку, что Декарт критиковал Аристотелевскую логику, так как она только про то, как точно рассказать другому то, что вы уже придумали. 

Российский философ Валерий Подорога в свое время предложил хорошую метафору: есть «мышление до» и «мышление после». Декарт заинтересовался тем, как устроено «мышление до»; до того, как вы уже знаете, что вы хотите сообщить, и размышляете, как сообщить. Как правильно выразить мысль в доступных вам языковых формах, например, в естественной речи. А что и как происходит до этого? Декарт помимо правил рассуждения о методе предложил образцы новых наук, то есть он не просто отвечал на вопрос «как люди придумывают», он еще и придумывал сам. Декарта считают автором современной методологии, учения о методе, и в этом смысле он расширил логику до методологии. Хотя Георгий Петрович считал, что «Органон» у Аристотеля – тоже методология, в том смысле, что это логико-онтологическая конструкция. Если вы выбираете родовидовую систему картины мира, то, естественно, и рассуждать вы будете иначе.

— Получается, что, если бы группа Пор-Роялистов так подробно описали не логику, а какой-то другой вид мышления, то мы бы сейчас точно так же легко владели методом «мышление до»? 

Да. Можно даже жестче сказать: из всего, что Декарт придумал про интеллект и cogito, ребята взяли одну маленькую часть, оформили в логику, и она стала работать. Поправить было некому, Декарт умер, не мог прийти и сказать «вы не то делаете». Реализовывалась программа в версии Арно и Николя, пока не появился Гуссерль и не сказал: «Декарт не это имел в виду, вы убрали из его рассуждений самое главное, а мы, феноменологи, теперь перечитываем Декарта и строим новую программу исследований и разработок в области мышления – феноменологию». Поэтому одна из работ Гуссерля так и называется «Картезианские размышления».

— Два человека определили ход развития…

Не два, чуть больше, но людей такого масштаба мало. Претендентов может быть и больше, а тех, кто смог создать достаточно мощные, достаточно длительные школы, мало. Понимаете, если бы не арабы, мы бы ничего не знали про Аристотеля, это арабские ученики сохранили его. И Александр Македонский помог Аристотелю сохраниться, захватив часть арабского Востока и тем самым дав возможность после кризиса греческих городов-государств сохраниться как библиотеке, так и людям. Македонский оказался трансфером греческого мышления, греческой диалектики.

— А как распознать-то, как различить, тонкую грань между мышлением и не-мышлением?

Сохраняйте здравый смысл. В ответе на вопрос «что такое мышление», в разных программах использование этого термина будет разное: у Аристотеля это νοῦς (мысль, разум, ум)*, а не мышление, у Декарта это cogito, а у Арно и Николя — это «думание», если точно переводить с французского — то есть это не про мышление, а про думание, искусство думать. У Канта это рассудок и разум. Кстати, в жесткой оппозиции рассудка и разума Кант пытался схватить то, что я пытаюсь объяснить, сказав, что оформив мышление, можно потерять мышление. Он говорит, что есть рассудочные формы, например, логические, там нет мышления, а есть разумные, они с необходимостью предполагают способность не только мыслить, но и мыслить, как ты мыслишь, то есть рефлексивность. Если я не контролирую в самом акте мышления, как я мыслю, то есть схему, процедуру, способ, то это не мышление.

— В этом смысле что первично – правило или практика? Я же могу ничего не знать о переходе от абстрактного к предметному, но при этом мыслить…

Вы же не Робинзон Крузо, вас кто-то родил, вы владеете каким-то языком, внутрь обыденного языка уже вшиты определенные правила, там, например, есть субъект и предикат, то, о чем вы говорите и то, что вы говорите. Возможно, вы владеете какими-то семиотическими системами, призванными специально для выражения мысли, например, геометрией и чертежом.

— Разработчики программ, о которых вы говорите, описывают существующую практику?

Они создавали программы, в том числе что-то исследовали. Что такого исследовал Декарт в нашем смысле слова «исследование»? Он занимался ретроспекцией. Я очень люблю одну байку. Декарт был слаб здоровьем, проблемы с легкими, а учился он в иезуитском колледже. Иезуиты начинали свою учебную практику в 5 утра с фехтования — это монастырь, внутренний дворик, все с 5 утра рубятся на шпагах, а Декарт, освобожденный от физкультуры, лежит в своей келье и рефлексирует, спать невозможно, потому что шум. Что ему остается? Когитация только. Собственно, так и появилась его концепция. Я считаю, что это очень правдоподобно. 

А потом он столкнулся с любопытнейшей ситуацией, когда был вынужден эмигрировать в Голландию и жил там на одной улице с изгнанным из Англии будущим королем Карлом II с которым каждый день пил кофе в кофейне. Эта ситуация заставила его перевести свои мысли с латыни на фламандский, на английский, чтобы разговаривать с королем, и на французский. Как только вы некое сложное содержание выражаете в разных языковых формах, пусть даже это будут естественные языки, у вас ядерная структура кристаллизуется. Сказать можно по-разному, вопрос – что, каково содержание. Дальше есть определенные техники самоорганизации: кому-то нужно выпить кофе, кому-то посмотреть на восходящее солнце, очистить сознание от бегущей строки (впечатлений, эмоций, мешающих размышлению) и сосредоточиться, сконцентрироваться. Кант это назовет синтезом апперцепции на неком содержании, на «чтойности» мышления. А дальше все очень просто. Если вы умеете делать эти две процедуры: переводить, выражать в разных языках и сосредотачиваться, — то вы уже почти вышли на финишную прямую. Дальше 40 лет практики — и всё.

Людвиг Витгенштейн в СССР

— Можно ли, следуя логике критиков Аристотеля, сказать о том, что ХХ век привел к тому, что мы описываем «мышление после», например, ссылаясь на работы раннего Витгенштейна?

Можем. Но, смотрите, если вы читали Витгенштейна, то должны понимать, что, он проблематизировал средства выражения, которые нам доступны, и сформулировал обратный тезис — мы говорим не то что думаем, а то, что можем сказать. Это язык мыслит нами, а не мы мыслим в языке. Это парадоксально, но это так. 

— Развитие цивилизации — это накопление знаний и опыта. Получается, что мы копим какие-то знания, передаем, и, собственно говоря, получаем ту реальность, в которой сейчас живем. А, может быть, она другая, и мы могли бы ее совсем по-другому, иначе использовать? 

Что значит использовать? Мир, в котором вы живете, уже построен. Мне не нужно исследовать как устроен автомобиль, я знаю, как он сконструирован и спроектирован. Я могу исследовать износ каких-то деталей, а исследовать чертеж не нужно, всё уже начерчено, чего тут исследовать-то. Половина мира, в котором мы живем, рукотворна. На стыках рукотворного и естественного мира искрит в силу разных причин. И если вы себя считаете субъектом этого процесса, то тогда вам придется разбираться с тем, что искрит и в какой момент закоротит.

— Чем ваша онтология является в теории решения изобретательских задач (ТРИЗ)– это способы мышления?

Да, и Георгий Петрович с Альтшуллером несколько раз встречались, на одной встрече я даже сам присутствовал, они так и рассматривали мышление как определенный способ, определенные нормативные правила организации инженерного мышления. А один из их споров заключался в вопросе о том, где проходит граница между инженерным и проектным мышлением. 

— Где можно прочитать про классификацию?

Я в следующих лекциях объясню, как двигался Георгий Петрович и как пришел к определенной типологической схеме. И, надеюсь, это станет понятно, если вы приняли изначальные гипотезы.  Георгий Петрович часто спорил с Мерабом Мамардашвили, который был чистый консценционалист — считал, что мышление существует в сознании, и даже существует не вообще в каком-то сознании, а исключительно в его, Мераба Константиновича, сознании, а у всех остальных нет. Поэтому он Георгия Петровича все время «троллил»: «Ты еще пойди к дворнику дяде Ване и исследуй, какое у него мышление»,- имея в виду, что там нет никакого мышления. А Георгий Петрович говорил: «И у тебя тоже нет никакого мышления. Мышление существует объективно, просто ты к нему прикрепился одним способом, а дворник дядя Ваня – другим, ему не повезло, он родился в неполной семье, они голодали, а так еще неизвестно». Как-то так…

— Вы сказали, что человек является случайным носителем мышления. Тогда кем оно порождается?

Оно порождается человечеством в его историческом развитии в виде создания знаковых систем, позволяющих решать определенные классы практических задач.

— Тогда что является признаком наличия мышления?

Наличие у вас соответствующей доски или планшета. Кусочек вашего мышления в ваших записях, но при одном условии: что вы тренированные, то есть вы умеете выделять из текста мысль (потому что текст – это же не мысль, это выражение некоей мысли), обратно схематизировать мысль, выраженную в тексте коммуникации, и выкладывать ее в адекватной форме на листок бумаги. А если вы не тренированны, то вы вместо понимания осуществляете узнавание, это психологический процесс, потому что психологические процессы связаны с натурной типизацией. Например, ребенок учится, что, несмотря на различие формы того, на чем сидит человек, все это предназначено для сидения, правда, есть различие, это стул, а это кресло, а стулья тоже бывают разные. И он методом эмпирической типизации строит такие первичные обобщения, а на их основе осуществляет узнавание, подведение под эмпирический тип. Эта способность во многом сидит на психофизиологическом субстрате, хотя если вы работаете с аутистами, или с даунами, или с афазиками, то вы на этом эмпирическом материале сразу видите, что это тоже не очень психофизиологическая способность, она тоже привязана к культурно-историческому контексту коммуникации. 

— Есть ли еще носители мышления, помимо письменности, машин и случайного человека?

Вероятно. Георгия Петровича всегда волновал вопрос, как коллективности разного рода поддерживают, обеспечивают, воспроизводят мышление. Потому что, по большому счету, приписывание способности мышления отдельным эмпирическим индивидуумам – это просвещенческий проект. Просветители, в том числе Кондорсе и Тюрго, выдвинули ценностную гипотезу, что отдельный эмпирический индивид способен нести на себе мышление. Но ХХ век сильно проблематизировал то, что отдельный индивид к этому способен.

— А что такое культура относительно мышления?

Культура – это имя для каналов трансляции нормативной части, вторичный способ фиксации этих знаковых систем, правил оперирования с ними, полученных внутри этих знаковых систем содержаний. Допустим, у вас сгорела библиотека, и вы потеряли часть наследия человечества. Я не случайно привожу этот пример. Если бы не Александр Македонский и арабские мыслители, то не видать нам Аристотеля, и мы вынуждены были бы его переоткрывать.  Переоткрыли бы, конечно, но кто, как и когда, не известно.

— Что первично: смена парадигмы мышления, и только после этого можно говорить о наступлении следующей промышленной революции, или эта смена является закономерным следствием и необходимостью после того, как?

На схеме нарисовано немного неправильно, потому что вы должны все четыре ленточки типов мышления вынести за пределы указанного временного периода, элементы конструирования и инженерии существовали и до нулевой ПР (Леонардо да Винчи, Архимед), проектирование тоже существовало до этапа 1 ПР. Важно, что в указанные периоды они становятся доминирующими формами, которые охватывают, ассимилируют и включают в себя предыдущие. Уровни мышления обеспечивают преемственность между промышленными революциями: страны реализации поменялись, люди, естественно, поменялись многократно, техника и машины уже другие, система разделения труда другая. А вот мышление, по крайней мере, 600 лет живет. И на этом уровне сохраняется преемственность между промышленными революциями.

Что еще сохраняется, — это географический ландшафт, он переживает несколько промышленных революций, но способы освоения ландшафта человеком, конечно, тоже сильно меняются.