Петр Щедровицкий

Что такое мышление?

-2019-

/
/
Что такое мышление?

Против софистов или комментарий к программе и некоторым результатам исследований Георгия Щедровицкого.

Введение

Интерес к обсуждению интеллектуальных проблем

В апреле текущего года в Торонто прошла публичная дискуссия С. Жижека и Д. Питерсона по очень странной теме: они поставили перед собой вопрос о счастье. И, как в известном логическом анекдоте «шел дождь и два студента», в дискуссии почему-то были противопоставлены друг другу капитализм и марксизм. 

По имеющимся материалам трудно судить о реальных замыслах организаторов. Если задача состояла в том, чтобы найти адекватный формат презентации в Канаде Славоя Жижека, склонного к эпатажу восточноевропейского интеллектуала, то, безусловно, организаторы должны были остаться довольными.  

Если же организаторы хотели найти «рациональные» ответы на рост «левых» настроений среди канадской и американской молодежи, то дискуссия, по всей видимости, не достигла своих целей. В ней не удалось не только продемонстрировать различие подходов между правой (консервативной) и левой (коммунистической или социалистической) идеологиями к проблеме «счастья», благосостояния и современным проблемам капитализма, но и мало-мальски адекватно очертить проблемное поле.

Несмотря на это, состоялся довольно любопытный разговор и можно констатировать, что интерес к интеллектуальным дебатам, во всяком случае, в Канаде, а, вероятно, и на всём североамериканском континенте, вновь растёт. Как пошутил модератор, билеты на мероприятие стоили дороже, чем на хоккейный матч. Дискуссия проходила на стадионе, где проходят хоккейные турниры — в зале сидело под сто тысяч человек, а за вход пришлось заплатить больше, чем за билеты на финал хоккейного турнира. Рекомендую потратить 3,5 часа на то чтобы послушать дискуссию в англоязычной версии, особенно — вопросы.

В России мы тоже видим интерес к обсуждению интеллектуальных проблем. И это не только заслуга АСИ и проекта развертывания Клубов Мышления.

Например, Андрей Курпатов который, как и Питерсон, пришел из сферы медицины и психиатрии, выпустил, по-моему, уже 140-ю книжку по мышлению, которая издается массовым тиражом, и число его слушателей на youtube-канале под сто тысяч. Буквально в этом году в Санкт-Петербурге большим тиражом вышел сборник его работ «Мышление. Системное исследование».  

Несмотря на то, что идеи Курпатова в основных моментах повторяют базовые тезисы епископа Беркли образца 1710 года, со ссылками на современные нейропсихологические исследования, это не мешает ему собирать многотысячные аудитории на своём ютуб канале и даже возглавлять структурное подразделение Сбербанка — Лабораторию нейронаук и поведения человека. Поскольку он (А.К.) в свое время посещал семинары Георгия Петровича, то мне, в основном, понятно, куда это все может двигаться. 

Не менее интересно следить за ростом популярности работ моего близкого товарища Анатолия Левенчука, посвящённых анализу «системного» и «визуального» мышления. Недавно он издал книжку «Системное мышление», и здесь, на «Острове», кажется, ведет мастерскую. То есть и у нашего общества тоже наблюдается несомненный интерес к теме мышления и к различным трактовкам мышления.

Не ждите быстрых ответов

На этом фоне то, о чем я собираюсь говорить в трех запланированных лекциях вряд ли ответит на все животрепещущие запросы текущего момента и, скорее всего, будет выглядеть очень скучным.

Первое — я не могу обещать, что научу вас мыслить за шесть часов. 

Второе – я не готов обнадежить вас, что приемы и способы организации мышления, разработанные в рамках СМД-методологии «выиграют» конкурс на самое быстрое и эффективное решение какой-либо современной практической задачи.

И даже не могу вам гарантировать, что, если вы примете участие в этой мастерской, то уйдете отсюда с четким пониманием, что такое мыследеятельностный подход, как он устроен, какова суть «мышления» в трактовке СМД-подхода. 

В этих констатациях нет никакого высокомерия. Все названные ожидания важны и на них, безусловно, можно и даже нужно искать адекватные ответы. Однако на старте нашей совместной работы вам важно понимать, что эти ожидания не будут удовлетворены в рамках моей мастерской, чтобы вовремя покинуть эту аудиторию и заняться чем-то более полезным.

Раздел 1. О ТРЕХ ГЕНЕРАЦИЯХ МОСКОВСКОГО МЕТОДОЛОГИЧЕСКОГО КРУЖКА

У истоков сети Московского методологического кружка

Я буду рассказывать вам об основных установках, о некоторых развилках выбора, о достигнутых результатах работы большой сети исследователей и разработчиков, которая сложилась в Советском Союзе буквально на пороге эпохи оттепели в 1952-54 гг. Она опубликовала свой манифест в феврале 1954 года, то есть через 11 месяцев после смерти Сталина и продолжает существовать до сих пор.

В литературе эта сеть получила название ММК (или, первоначально – МЛК), по аналогии, например, с Венским кружком или кружком (собиравшемся по четвергам), который в XVII веке в Париже создал Марен Мерсенн. 

В простонародье выходцев из ММК часто называют «щедровитянами».

Именно «кружок» или позднее — сеть кружков — является базовой социальной общностью или формой организации коллективной интеллектуальной работы, первой реальностью, в которой возникает и развивается эмбриональная форма того, что внешний наблюдатель может назвать и охарактеризовать как процессы или продукты «мышления».

Первоначально в этой сети ключевую роль играли четыре человека, которых вы видите на фотографиях , хотя, безусловно, число участников кружка, во-первых, было существенно больше, и во-вторых, все время менялось в зависимости от тех проблем, которые обсуждались разными группами участников.

Прежде всего нужно отметить А.А. Зиновьева, потому что он был старше остальных, прошел войну, а после войны решил, что его предназначение в жизни – это философия, и, собственно, имея, как многие другие ветераны, фактически прямой доступ во все учебные заведения, пришел учиться на философский факультет, который в тот момент, конечно, переживал довольно сложную ситуацию в силу тех жестких идеологических рамок, в которых находилась в стране философия предшествующие 30-40 лет. Трое других — «диалектические станковисты», как они себя называли, пользуясь художественной метафорой, были моложе. Вы видите, что все они почти одногодки – это Георгий Петрович Щедровицкий, Борис Андреевич Грушин, который многим сейчас известен как один из создателей советской социологии, и Мераб Константинович Мамардашвили, который хорошо владел несколькими иностранными языками, читал всю современную философию в подлиннике и, собственно, был связующим звеном между этой группой и тогдашней новой европейской философией (что важно для нашей истории). 

Вторая генерация Московского методологического кружка

К концу 1950-х годов команда первой генерации разошлась, каждый пошел по своей линии. Георгий Петрович создал на основе Московского логического кружка Московский методологический кружок и поставил перед собой ряд более определенных задач, о которых я дальше скажу, и, собственно, внутри этого выделившегося направления сформировалось, по крайней мере, две когорты учеников: старшее поколение, большинство из них — соратники Георгия Петровича. Ко второму поколению ММК можно отнести  Никиту Алексеева, Софью Якобсон, Иосафа Ладенко, Владимира Лефевра, Вадима Розина, Бориса Сазонова, Виктора Литвинова, Виталия Дубровского, Олега Генисаретского, Александра Раппопорта.

Самому старшему из них, Никите Глебовичу Алексееву, на момент, когда он пришел в кружок, было всего-навсего на 3 года меньше, чем Георгию Петровичу, а самый младший был на 10 лет моложе. Сейчас в зале сидит 10-15 человек, которые в реальной жизни, либо в текстах сталкивались хотя бы с одним из представителей кружка.

Представителям второго поколения сегодня около 80 лет, кроме А.Г. Раппопорта, который живет в Латвии на хуторе и редко куда-либо выезжает. На этой плеяде интеллектуалов мы видим реализацию первого поколения идей Московского методологического кружка.

Третья генерация Московского методологического кружка

Есть третье поколение, к которому нужно отнести Олега Анисимова, Владимира Мацкевича, Александра Зинченко, Владимира Никитина, Павла Малиновского, Наталью Кузнецову, Анатолия Тюкова, Веру Данилову, Юрия Громыко, Сергея Попова. К этому поколению принадлежу и я.

Нужно отметить, что самые старшие из нашего поколения мало отличаются по возрасту от самых младших из предыдущего, но нужно понимать содержательную дистанцию.

Например, О.С. Анисимов приехал к Георгию Петровичу учиться методологии с Сахалина, где он работал милиционером, но милицейская жизнь его перестала устраивать. Он приехал и сказал: «Георгий Петрович, я хочу у вас учиться», — я был очевидцем этого разговора. Как вы понимаете, сегодня нам по 60, а все остальные чуточку старше.

Я не стал рисовать здесь поколение 40-летних, поскольку, с моей точки зрения, философия, философское самоопределение – это не самоопределение 20-летних, к этому надо прийти. Можно, конечно, брать на себя какие-то повышенные обязательства, но… Мне очень нравится формулировка Э. Гуссерля, который называл себя «начинающим философом», читая в 1929 году курс в Париже, получивший потом название «Картезианские размышления» (две лекции, превратившиеся в известную книжечку). В этом смысле я тоже начинающий философ.

Читать далее…