Петр Щедровицкий

Что есть мышление? Понятие и рабочая гипотеза ММК

-2019-

/
/
Что есть мышление? Понятие и рабочая гипотеза ММК

Против софистов или комментарий к программе и некоторым результатам исследований Георгия Щедровицкого. 

Лекция 1. ИСХОДНЫЕ ГИПОТЕЗЫ

Раздел 1.4 Что есть мышление? Понятие и рабочая гипотеза ММК

Вернемся к истории Московского методологического кружка (ММК)

Перейдем от пространного исторического отступления, предпринятого в прошлом разделе, к истории ММК.

Итак, наш тезис состоял в том, что в период с 1952 по 1963 год в рамках работы Московского логического кружка (позже ММК) оформилось несколько исследовательских и инженерных программ, часть из которых разворачивалось параллельно, а часть сменяли друг друга. В итоге центральной стала программа построения теории мышления или науки о мышлении. 

Сам Георгий Петрович неоднократно анализировал ранние этапы истории, пытаясь оценить вклад отдельных проектов или исследовательских задач в общее направление работы. В частности, он подчеркивал значение появившихся на первом этапе двух подпрограмм:

  • логико-методологическую подпрограмму А. Зиновьева, направленную на построение методологии и логики научных исследований. Она была намечена в его диссертационной работе, посвящённой разбору метода логики «восхождения от абстрактного к конкретному» на материале «Капитала» К. Маркса; после 1958 года положения диссертации вылились в проект разработки «новой логики» самим Александром Александровичем и группой его ближайших учеников; 
  • подпрограмму анализа и описания развития (естественнонаучных) понятий, которая достаточно быстро была трансформирована в проект реконструкции основных операций мышления на основе текстов, содержащих описание решения сложных задач.

Избранные труды - Г.П. Щедровицкий (1929-1994)

Вторая программа, собственно программа Георгия Петровича, началась с анализа текстов, содержащих изложение сложных рассуждений — математических, физических, астрономических, химических, биологических, — в материале которого методологи искали общие схемы мышления, понимая, что все эти рассуждения, конечно же, не строились ни по логике Аристотеля, ни по логике Пор-Рояля.

Построение рабочего понятия «мышление»

Реализация программы построения теории мышления как научной основы построения новой логики и методологии в качестве своего первого этапа предполагала построение рабочего понятия «мышления». 

На полях хочу заметить: чтобы ответить на вопрос «что такое мышление», нужно много чего исследовать, сделать ряд инженерно-конструкторских разработок, проверить, как они работают и работают ли вообще.

Это подобно инженерно-исследовательским разработкам, которые ведутся в других областях. Например, если вы хотите сделать атомный реактор, то сначала нужно понять, как идет физический процесс, провести исследование, моделирование. В этом смысле сам прототип работы заимствуется из имеющихся в окружающей практике, это к вопросу — что раньше курица или яйцо. Дальше нужно внутрь программы положить исходную базовую гипотезу: что мы будем называть мышлением.* И здесь есть тонкий момент. Незадолго до того, как Георгий Петрович ушел, у нас состоялся любопытный разговор, мы тогда занимались темой программирования научно-исследовательской работы студентов. Он сказал: «Понимаешь, исходная гипотеза может быть любой, история мысли – это история продуктивных заблуждений».

Не стоит в рефлексии рассчитывать, что ваша исходная гипотеза имеет хоть какое-то отношение к реальности, но она должна быть, и она должна быть достаточно артикулирована, чтобы вы потом могли подвергнуть ее критике и изменить.

Карл Поппер (австрийский и британский философ и социолог) выражает ту же самую мысль в своем определении знания: знание – это то, от чего мы отказываемся, то, что фальсифицируется, то есть имеет такую структуру, в которой присутствует то, от чего мы отказываемся и то, что сохраняем. Если такой структуры нет, то это не гипотеза.

Рабочая гипотеза

считать овец

В ММК была выдвинута рабочая гипотеза, что «мышление» может быть представлено как особая деятельность или оперирование со знаками, замещающее оперирование с «вещами» в тех случаях, когда подобное практическое оперирование невозможно или наталкивается на какие-то трудности*. 

Итак, у нас есть исходный уровень, есть уровень замещения (или процедура замещения), знаковый уровень (операция со знаками) и процедура отнесения.

Мышление - схема знания Щедровицкого

Мышление возникает как эффект замещения «вещей» практического оперирования знаками, преобразования этих знаков и «возвращения» от результатов, полученных в плоскости оперирования со знаками, к действиям с «вещами» или к самим вещам с их качествами. Такое “возвращение” называется процедурой «отнесения». 

Естественно, сложные формы мышления, в отличие от простых, описывались на схемах (моделях) со многими этажами замещения. Движение по этим этажам в итоге давало возможность по-новому определить исходные вещи практического оперирования или построить новые вещи (которые при этом уже могли описываться в терминах «объектов» и объективации). Георгий Петрович очень любил шутить по этому поводу: «складывать и отнимать баранов можно, а возводить в степень уже нельзя». Эту операцию мы делаем уже не с баранами, а со знаками, и таких этажей замещения может быть очень много.

Дети накрывают на стол

В качестве пояснения можно воспользоваться примером из педагогических разработок Московского методологического кружка, который Георгий Петрович часто приводил в своих лекциях и выступлениях. Представим себе, что ребёнку дошкольнику дают восемь кукол и просят его пойти в соседнюю комнату и принести оттуда тарелки, ложки и вилки для сервировки стола. Если ребёнок ещё не умеет считать, не владеет математическими правилами оперирования со знаками (числовым рядом, пересчётом и отсчетом) или, согласно базовой гипотезе, «мышлением», то он отправляется в соседнюю комнату и приносит какое-то количество тарелок. Их, например, оказывается меньше, чем кукол, он идёт ещё раз, приносит лишние. И так много раз пока методом проб и ошибок за достаточно длительное время он не приведёт предметные совокупности по четырём позициям в соответствие друг с другом.

А что делает ребенок, который умеет считать? Он действует иначе и при этом делает вещи совершенно бессмысленные с точки зрения непосредственного решения практической задачи. Ему говорят: «Принеси из соседней комнаты или из кухни тарелки, ложки и вилки», а он вместо этого начинает считать кукол…. То есть осуществляет совершенно другое действие: имея исходную совокупность Х, он применяет процедуру «пересчёта» и получает число, характеризующее как количество исходных предметов (кукол), так и то число других предметов Y, которые теперь надо «отсчитать» в нужном количестве.

Влияние мировых философских традиций на представление о мышлении в Московском логическом кружке 

Первоначально введённая гипотеза напрямую не соотносилась с другими, уже имеющимися в культуре представлениями о «мышлении».

Сегодня мы можем ретроспективно выдвинуть ряд предположений касательно тех линий заимствования, которые могли оказать влияние на работу Георгия Петровича и группу его ближайших сподвижников. Прежде всего, подчеркнём, что сам Георгий Петрович использовал в качестве рабочего языка немецкий, как и многие представители его поколения.

Можно выделить трех авторов, у которых вы обнаружите не такое артикулированное, как я вам сейчас рассказал, но очень близкое представление о том, что же такое мышление.

Большое впечатление на Георгия Петровича в определённый момент произвела «программа» Гуссерля, изложенная в известной статье «Философия как строгая наука», а также развёрнутая критика «психологизма», присутствующая как в работах Готлоба Фреге, так и в первом томе гуссерлевских «Логических исследований». Этот том до сих пор находится в моей семейной библиотеке как на русском (он, как известно, был издан в 1909 г. в переводе Э.А.Берштейна под редакцией С.Л.Франка), так и на немецком языке.

Важную роль в формировании исходных идей, безусловно, сыграл А.Богданов (Малиновский) — критик Ленина, автор теории эмпириомонизма и организационной науки «Тектология». Его работы, несмотря на известный конфликт с Лениным, оставались широко доступными.

Н. Алексеев считал, что большое влияние также оказала работа Э.Кассирера «Философия символических форм», и я могу подтвердить, что в домашней библиотеке сохранился первый том этого трехтомника на немецком языке. «Философия символических форм» — это, по сути, работа о знаковых системах, которые используются при замещении реального оперирования с вещами в культуре и являются основами разных форм мышления.

С кем спорили?

Несмотря на наличие всех названных линий преемственности с мировой философской повесткой дня, в отечественной социокультурной ситуации начала и середины 50-х годов содержание такой базовой гипотезы об устройстве мышления оказалось «скандальным». Возможно, это было обусловлено тем, что ее содержание было прямо направлено против распространённой в этот период концепции «отражения», опиравшейся на многочисленные высказывания Ленина об устройстве процессов «познания».

Тодор Павлов, Теория отражения

В 1953 году для мировой философии тезис о том, что мышление не имеет никакого отношения к сознанию – это азы. Готлоб Фреге на этом построил свою концепцию мышления еще в 1892-93 году, то есть в конце XIX века, а Гуссерль доразвернул эту мысль до масштаба огромной программы, и вся европейская философия после Гуссерля даже представить себе не может, чтобы поставить знак тождества между мышлением и сознанием.

Работы Фреге были опубликованы за 60 лет до начала работы Московского логического кружка (МЛК), Гуссерль свои «логические исследования» во многом посвятил именно критике «психологизма», в России по эту (то есть антипсихологическую) сторону баррикад щедровитяне, взявшие на вооружение гипотезу «замещения», оказались практически в одиночестве.

Чтобы не быть голословным, я приведу две цитаты словарной статьи. Философский словарь Радлова 1904 года: «Мышление обозначает некоторую душевную деятельность, понимаемую то в более широком, то в более узком значении. В первом значении подразумевают все умственные процессы, во втором лишь произвольное соединение или разъединение двух, или более элементов сознания». Вы скажете: «1904 год, это же сто лет назад». Хорошо, тогда давайте возьмем статью 2001 года, Философский словарь: «Определение Декарта если и не сводит мышление к сознанию, то, во всяком случае, отталкивается от сознания как от опыта или одного из измерений субъекта. Очевидно, дать иное определение мышления невозможно, так как всякое определение подразумевает сознание и обращено к субъекту. «Мыслить же, — позже скажет Кант, — значит соединять представления в сознании».

То, что мышление есть результат переработки чувственных образов, переданных нам органами чувств, тысячу лет считал целый ряд философов, а некоторые и до сих пор так считают. А представители  ММК сказали: «нет, конечно, ничего такого не происходит, нет такого процесса, мышление возникает совершенно из другого». Георгий Петрович утверждает: мышление – это оперирование со знаками по определенным правилам, и оно происходит не в сознании, оно происходит на листочке бумаги, на доске.

«Психика» и «сознание» могут быть материалом, на котором разворачивается «мышление»

Что для мировой философии уже давно аксиома, для советской – просто ломка всех стереотипов, ход против ленинской теории «отражения».

Участники Московского логического кружка не просто отказывались искать процессы и механизмы «мышления» в голове отдельного индивида; они утверждали, что «психика» и «сознание» может при определённых условиях становится материалом, на котором разворачивается «мышление» — но это лишь материал и притом далеко не единственный.

Если мы, к примеру, умножаем одно четырехзначное число на другое, то для характеристики этой процедуры или операции как мыслительной совершенно безразлично делаем ли мы это в уме или на листе бумаги.

Мышление как бы паразитирует на материале мозга, психики, сознания и свойственных этим типам материала процессах — так же как оно может разворачиваться на человеко-машинных системах, машинах или «мегамашинах». Естественно, представители ММК признавали, что характеристики материала будут влиять на реализацию процессов «мышления», но одно ни в коем случае не могло сводиться к другому или подменяться им.

Читать далее…