Азбука промышленных революций:
современность

Азбука промышленных революций:
современность

Азбука промышленных революций:
современность

Азбука промышленных революций в нюансах и зарисовках. По мотивам лекций прочитанных 11 -12 июля 2019 года
на Образовательном интенсиве «Остров 10-22»

Оглавление

Часть 1. К истории вопроса

Часть 2. Не «железки», а «разделение труда»

Часть 3. Основания

Часть 4. Современность

Часть 4. Современность

Какие изменения мы сегодня наблюдаем в Системе разделения труда ?

Во-первых, производства выделяются в отдельный контрактный бизнес, возникает специализация контрактного производства. Все молнии на ваших штанах и заодно на 80 % ваших курток производит одна компания в мире. Притом если раньше там работали 1 миллион 200 тыс. человек, то сейчас осталось 200 тыс., так как массу функций теперь выполняют роботы.

VDL – голландская компания с глобальной сетью из 37 контрактных производств, специализируется на сложных инженерных продуктах на заказ – это контрактное инжиниринговое производство.
● 15 лет – возраст контрактного бизнеса VDL
● 5 млрд евро выручка (2017 г.) 100% загрузка 24/7 на 6 месяцев вперёд
● 16 137 работников (2017 г.)1 Foxconn Technology Group является крупнейшим в мире контрактным производителем электроники с выручкой $145,3 млрд (2016) 
Фабрики Foxconn производят 40% всей бытовой электроники в мире для таких компаний как Apple, Dell, Amazon, Huawei, Hewlett Packard, Sony и др. 
В компании работает 1,2 млн. человек по всему миру – это один из самых крупных корпоративных работодателей 2016 года.2 И я вас уверяю, что все они сделают свой продукт дешевле, чем вы будете пытаться.

Во-вторых, с исследованиями происходит то же самое. R&D выделяется в отдельный контрактный бизнес. Есть компании, которые профессионально много лет специализируются на исследованиях, и я вас уверяю, что они сделают их качественнее, быстрее и дешевле, чем любой из вас. Не нужно браться за исследования, если вы никогда ими не занимались, когда у вас нет необходимой системы разделения труда.

Почему же мы колхозно пытаемся делать то, чего не умеем?

В-третьих, идет очень интересный процесс – антрепренизация менеджмента – это разделение зон ответственности менеджеров и предпринимателей. Предприниматели строят новые бизнесы – менеджмент корпораций совершает сделки с уже построенными «модулями» деятельностями. Что это значит? Менеджеры выделяют из крупных компаний направления деятельности, или проекты, превращают их в самостоятельные бизнесы, и если эти проекты и компании успешны, получают в них долю в собственность. Пример 2018 года – Airbus договорился с Bombardier о покупке у него контрольной доли предприятия, выпускающего новейшие узкофюзеляжные самолеты CSeries. Airbus приобретает 50,01 % акций CSeries Aircraft Limited Partnership. 31 % предприятия останется у Bombardier, 19 % – у канадской провинции Квебек, которая вложила в проект CSeries 1 млрд долл. Сделка не предусматривает выплаты денег. В обмен на активы Bombardier Airbus предоставляет свои ресурсы в сферах продажи, маркетинга, поставок комплектующих и послепродажной поддержки, займется созданием второй сборочной линии CSeries, которая разместится на производственной площадке Airbus в шт. Алабама.

Существует еще одна любопытная тенденция – крупные компании покупают стартапы, покупают технологические компании, созданные другими предпринимателями, на разных условиях, вплетают эту, уже созданную ячейку разделения труда, в некий рисунок, который стратегически прорисован, в том числе чтобы выйти в новые сферы деятельности. Существуют мировые компании крупные, которые купили 10, 20, 30, 40 стартапов и за счет этого подготовили свой выход на новые рынки.

Активно идет антрепренизация многих видов деятельности и профессий.

В 2017 году число водителей Uber в США достигло 1,5 млн чел., которым компания выплатила более 3 млрд $ за год. Число водителей Uber в мире – 3,9 млн чел., они совершают в сутки 14 млн поездок. Средняя зарплата – 350 $/мес.1

«Средняя зарплата врача телемедицины в США – 216 958 $. Некоторые компании платят почасово, в среднем от 100 до 150 $/час. Другие компании платят за консультацию, в среднем около 15-30 $ за видеоконсультацию»2.

«Преподаватели UDEMY (5 млн студентов) из первой десятки по популярности заработали за 2015 год $17 млн. Онлайн-формат дает возможность доступа к курсу большему количеству слушателей, а значит, за час работы даже при самой демократичной цене за курс преподаватель получает больше»3.


Программирование – кандидатная технология мышления Новой промышленной революции

Практика работ с большими системами в ХХ в. актуализировала для инженеров, менеджеров и предпринимателей проблему сложности. Основными факторами сложности являются, с одной стороны, удержание множества процессов, как естественных, так и процессов деятельности, характеризующих эти системы, а с другой стороны – учет разных типов материалов (с их многочисленными характеристиками), которые заполняют места в подобных системах.

И появляется новый тип мышления, работающий с этой проблемой – программирование. Инструменты такого мышления – онтологические схемы и стандарты, «дорожные карты» сложной кооперации работ.

Программа4 – это греческий термин, давно существующий в философии. Как пример, театральная программа – это когда все расписано: что произойдет, когда, роли, сюжет. Вам нужно мыслить многими дорожками, по которым бегут разные участники, и как-то синхронизируют свои действия за счет того, что у каждого в голове есть экранчик, куда выведен хронотоп, дорожная карта. Поэтому основой программирования стал системный подход, он был первой онтологией. Форрестер, разработчик теории системной динамики, с коллегами, описывая первые онтологические картины сложных процессов, начали формировать онтологическую картину нового типа мышления – программного.


Платформенные компании

Организационной формой – «клеточкой» – Новой промышленной революции становится платформа. Первые платформы с открытой архитектурой возникли в автомобилестроении, в 1990-е годы в строительстве. К 2016 году «Платформы, действующие в ЕС, принесли около 4,5 млрд евро валового дохода, на них активно занято 12,8 млн чел.» 6. «Более 1 млн чел. полагаются на платформы в качестве основного источника дохода»7 .

proizvoditelnost truda

Глобальный охват потребителей и онлайн-доступ способствуют снижению транзакционных затрат и росту производительности труда разработчиков, потребителей и самих платформенных компаний.

Человечество учится работать с открытыми кодами сложных цепочек знания. Благодаря открытости и глобальному масштабу, платформы сегодня позволяют превращать пассивные компетенции, собственность, продукты миллионов людей в активные, упрощая им доступ к актуальным системам разделения труда.

Системная инженерия, онтология программирования, открытые платформы, увеличение скорости обращения знаний, когда каждый потребитель становится производителем знаний, – ключевые характеристики технологии мышления Новой промышленной революции.


Трансформация социальной структуры

Для новой промышленной революции нужна резервная рабочая армия труда (как в первую промышленную революцию возник пролетариат, а во вторую салареат), и она формируется. Англичане нашли термин «прекариат» – люди без постоянной занятости. Этот класс формируется из очень разных микросоциальных групп. К нему принадлежат студенты, пенсионеры, представители креативных профессий, гастарбайтеры. У этих групп нет социального пакета, нет пенсионного обеспечения, и они не знают, как заработают деньги завтра. Для высококвалифицированного специалиста вопрос заработка решается за счет совершенно другого ценника – он за час зарабатывает столько, сколько другие зарабатывают за год, а все остальное время может развивать себя или поехать в путешествие.

Самозанятые сверхквалифицированные специалисты, специалисты «креативных» профессий — «фрилансеры» (IT, программисты, дизайнеры и т.д…)

Трудоспособное население, постоянно занятое на временной работе, работающее неполный рабочий день, сезонно, случайно, мигранты, стажеры, студенты

Низкоквалифицированные безработные, выполняющие рутинные операции. Прежде всего для них опасно освоение технологий цифровизации и роботизации


Продуктивизация инфраструктур или инфраструктуризация продуктов

И, конечно, кардинально меняются инфраструктуры. Инфраструктурный пакет в ходе этой промышленной революции развивается почти параллельно с промышленно-производственным. Если раньше, например, во вторую промышленную революцию, мы видим 30-40-летнее отставание, то теперь они идут практически рука об руку. Возможно, это продуктивизация инфраструктур, а может быть, инфраструктуризация продуктов, но итогом является рост производительности труда. Маккинзи утверждают, что, паровой двигатель, будучи главным сердцем будущей системы первой промышленной революции,9 давал 0,3 % роста производительности в год в течение 60 лет, а новый пакет технологий (роботы, искусственный интеллект, машинное обучение) будет давать до полутора процентов роста производительности труда в год в течение следующих 50 лет.

4
Industry 4.0 и оценка роста производительности труда от освоения новых технологий на производстве

Технологическое ядро Новой промышленной революции

Уже лет десять, как мы с В. Н. Княгининым показываем слайд про 3 этапа в формировании новой технологической платформы. Первый этап – всё в цифре, второй – новые материалы, материалы с управляемыми свойствами, и третий – умные системы управления. По моим оценкам, мы сейчас находимся где-то на 1/8 пути второго этапа. Первый этап пройден процентов на 70. Большинство технических решений есть, но там еще есть процесс «зашнуровки» и досборки этих целостностей.


Кто станет лидером?

Пазл промышленной революции всегда складывается на новой территории. Какая страна станет лидером новой промышленной революции сегодня, никто не знает. За это место идет борьба, американцы, например, твердо уверены, что они во второй раз удержат лидерство. А я так же твердо уверен, что нет, потому что в мировой истории еще не было ни одного случая, когда страна, которая была лидером предыдущей промышленной революции, становилась лидером последующей. У меня есть теоретическое объяснение, почему, но история – дело такое, часто наши разговоры все равно что дискуссия мотыльков о природе пламени свечи.

Кто станет лидером новой индустриализации

Растет число стран, осуществляющих догоняющую индустриализацию

Каждая волна промышленных революций порождает слой копиистов, то есть тех, кто пытается догнать впереди идущего. На каждом этапе число стран, осуществляющих догоняющую индустриализацию, растет. На стадии нулевой промышленной революции их всего было три, кстати, одна из них – Швеция, которая, как вы понимаете, благодаря усилиям Петра I вылетела из этой истории. Россия с упорством, достойным, может быть, лучшего применения (не нам судить), в каждый переход от одной волны промышленной революции к другой осуществляет догоняющую индустриализацию. Каждый раз одним из основных мотивов является военно-оборонная задача, так как, если у вас нет нормальной промышленности, то у вас нет нормальной обороны. Это понимал Петр I, это очень хорошо понимал Николай I, это очень хорошо понимал Тухачевский, который является гораздо большим автором сталинской индустриализации, чем сам Сталин. Мы, конечно, каждый раз платили за эту догоняющую индустриализацию миллионами жизней, но не мы одни, китайцы больше заплатили, индусы тоже.

Страны догоняющей индустриализации
promyshlennaja revoljucija

Выводы: что же нас ожидает впереди?

1. Сегодня мы находимся на пороге новой промышленной революции. Огромное число технологических решений нам уже известны или же мы знаем кандидатные решения. Например, немного могут поменяться технологии солнечной энергетики, но функционально поменяется вся система генерации электроэнергии на разных типах носителей и корзины генерации в разных странах.

2. Мы находимся на пороге новой промышленной революции, иными словами – в зоне «турбулентности», когда старые, более развитые системы разделения труда уже стагнируют, а новые еще находятся в зачаточном состоянии. И мы вынуждены будем пройти через эту зону турбулентности, которая затронет весь мир. Никакого другого «королевского» пути у сингулярности нет.

3. Говоря о новой промышленной революции, мы имеем в виду не только появление новых технологий («железок»), но и появление новых форм организации мышления и деятельности, без которых масштабирование технологий окажется невозможным. В этом процессе системы мышления и деятельности играют гораздо большую роль, они первичны.

4. Когда мы говорим о промышленной революции, мы должны иметь в виду системы мышления и деятельности и, как следствие, системы разделения труда, которые очень инерционны. Посмотрите, 95 % из сидящих в этом зале включены в старые системы разделения труда, и ваш доход вы получаете в старых системах разделения труда второй промышленной революции. А это значит, что ваши доходы будут падать, потому что маржинальность второй промышленной революции будет падать в целом, а ваши расходы будут расти, потому что вы платите за неэффективность инфраструктуры технической и социальной организации предыдущей промышленной революции. Вы не готовы выйти из этих мест, вы не являетесь представителями резервной армии труда, вас не включишь ни в какую кооперацию в новой системе разделения труда, потому что у вас есть место в старой и вы будете за него держаться до последнего момента.

5. Лидерские позиции может занять только тот регион (страна), который сможет синхронизировать темп перемен с темпом приспособления к переменам. Те страны, которым это удалось, оказались первыми, и не потому, что они были какими-то особенными, а потому что сложилось огромное число разных обстоятельств, которые отбраковали других участников «забега» и оставили их наедине с вызовами технологических изменений. Исторический опыт показывает, что если у вас темп перемен слишком низкий, то вы просто не претендент. Если он у вас достаточно высокий, чтобы войти в число претендентов, но приспособление к переменам низкое, то вас «разнесет» в социальном плане.
Более того, если бы кто-нибудь в 1650 году спросил бы среднестатистического европейца, где произойдет следующая промышленная революция, я вас уверяю, что только один человек из ста назвал бы Англию. Как рассуждает среднестатистический человек: устроили резню, гражданскую войну, отрубили голову королю, уничтожили 10 % населения в Шотландии и Ирландии, ведут постоянную религиозную войну. Как они могут быть лидерами?
И будущее покажет, что сегодня никто не может предсказать, где будет центр новой промышленной революции, где сложится хронотоп развития. Поэтому исследователи продолжают искать объяснительные модели.


ВОПРОСЫ

Получается, что темп перемен и темп приспособления к переменам требует не проектное управление, это какой-то другой тип управления. Проектное будет даже мешать?

Не проектное. Но Джон Дьюи и вы употребляете термин «проект» в совершенно разных смыслах. Когда Дьюи вводил это понятие, он его вводил как схему самоорганизации человека, то есть вы понимаете, что должны встроиться в какую-то коллективную деятельность. А еще вы должны договориться, что конкретно будете вместе делать. Это и есть проектная ячейка. А бюрократическая система извратила это понятие, выдернула из человекоориентированной онтологии и превратила в планы ГОЭЛРО. Когда-то Чубайс выпустил потрясающую книжку, сейчас она, наверное, большой раритет, там каждый киловатт установленной мощности, введенный в Советском Союзе, был оценен в человеческих жизнях. Карта ГУЛАГа и карта промышленных строек совпадают. И когда вы смотрите на эти цифры, вы должны задуматься: а может, электричество нужно экономить? Я хожу по дому, свет выключаю и детей этому учу. Потому что это человеческие жизни сейчас второй раз сгорают. Но это не про проекты, а про мегапроекты. Кстати, имейте в виду, поскольку Кржижановский был совсем-совсем не дурак, то у него в концепции было 2 тома, первый был про электрификацию, а второй про создание цветущих территориальных коммун. Вторую часть выкинули, потому что она была из программы левых эсеров.

У меня очень практичный и очень конкретный вопрос про переход от продажи продукта к продаже жизненного цикла изделия. Я не так давно занимался производством и продажей автомобилей для картинга, но на определенном этапе, поскольку мы были единственным производителем, мы столкнулись с большой проблемой сервиса и, собственно, загибанием спроса. Но додумались до того, чтобы продавать не продукт, а полностью весь комплекс услуг. Но мы не смогли обеспечить кадрами вот этот процесс. Как это сделать?

Понятия не имею. Это и есть задача предпринимателя. Если мы смотрим на Форда, то он действовал прямо противоположным образом, сначала 15 лет занимался двигателем, как инженер, у себя в сарае. Взял двигатель инженера Уатта и дотачивал его напильником до того состояния, которое, как он считал, может стать прототипом массового производства новых экономичных двигателей. Он производил двигатели, производил машины, потом эти машины ездили. Одна машина так тарахтела, что на него в суд все время подавали, и он продал ее за 50 долларов какому-то мужику и в своих воспоминаниях пишет: «Я всю жизнь удивлялся, зачем он ее купил (потому что ездить на ней, в городе во всяком случае, было просто невозможно), пока мне не пришлось выкупить машину обратно за 50 тысяч долларов для музея Форда».

Потом, отрабатывая типовой проект, сделал несколько серий. В результате возник типовой проект, который был объединен в машине марки Т. Форд шутил по этому поводу: «Машина может быть любой, если это Форд марки Т черного цвета». Типовой проект позволил производить машины в массовых масштабах, стандартизованно, с низкой ценой. Потом заказал разным исследовательским группам новые сорта стали и сплавов и сделал 20 новых материалов для производства отдельных узлов с учетом их износа в ходе эксплуатации. А потом Форд создал систему сервисов. Кстати, ему очень помогло то, что большинство автомобильных компаний разорились после того, как он стал продавать машину марки Т за 290 долларов. Из сотрудников этих компаний он сформировал сервисные команды. А после этого Форд запустил свой конвейер.

Еще раз: горизонтальная система разделения труда – внутри кокона вертикальной. Нет кокона вертикальной системы разделения труда, и всё. Вот произвел бы он 250 тыс. машин в 1914 году, без ремонта, без обслуживания, без сервисных центров, и все бы встало через год, и не было бы никакого Форда. Поэтому вы сначала рисуете на планшете систему разделения труда, которая вам нужна, потом прозваниваете наличие этих элементов, чтобы можно было что-то использовать, включить внутрь, а потом достраиваете то, чего нет. При этом Форд, конечно, предприниматель продюсерского типа: он создал или помог создать 60 видов бизнеса. А сейчас можно рыночно пройти, не обязательно все делать самому. Вообще, сейчас самый лучший тип предпринимательства – это когда все всё делают, а ты только думаешь.

Хочу обратиться к вашим выводам. У вас указано, что мы находимся на пороге новой промышленной революции, ровно такую же фразу сказал Шваб 3,5 года назад в Давосе. Вопрос: он поторопился, вы опаздываете или мир 3,5 года топчется на одном месте, стоит на пороге и не решается войти?

И будет топтаться, о чем я специально вам рассказывал, еще 50 лет, потому что порог промышленной революции не совпадает с порогом этой комнаты. Порог промышленных революций устроен иначе, туда пройдут не все. А что касается Шваба, вы просто должны знать, что он сам ничего в этом поле не делал, просто провел интервьюирование представителей топ-500 мировых компаний, и не всех, а той части, которая доступна Давосскому форуму. Респонденты сказали, что они интуитивно ощущают наступление новой промышленной революции. Причем некоторые это видят прямо на своем бизнесе, как компания Дженерал Электрик, которая 2 месяца назад закрыла свою самую современную газовую станцию, построенную в 2009 году, расчетный срок эксплуатации которой – 30 лет. Закрыли через 10 в силу нерентабельности по сравнению с возобновляемыми источниками энергии. Очень интересный сюжет.

По поводу выводов вопрос. В третьем пункте: лидерские позиции может занять только тот регион, который может синхронизировать темп перемен с темпом приспособления к ним. Значит ли это, что управлять нужно темпом приспособления, а именно – ускорять его, увеличивать, или какие-то другие механизмы есть?

Когда идешь по минному полю, главное – не щупать его за соседа. Поэтому вы кто? Если вы автор проекта «Университет 2035» или соучастник этого проекта, то да, вы можете этот проект рассматривать как один из механизмов ускорения приспособления к переменам, хотя, как вы понимаете, масштаб пока маленький. Если вы работаете в социальном подразделении муниципалитета и понимаете, что ваш моногород медленно катится в сторону закрытия рабочих мест, снижения налоговой базы, невозможности оплачивать инфраструктуры и так далее, то лучше заняться тем, что в мире носит название «социальное акушерство». Один канадец однажды объяснил мне, что он «социальный акушер»: леспромхоз закрылся, там живет 300 семей, и мы работаем с каждой семьей, проводим долгие разговоры, выясняем, где они учились, где живут их родственники, чем увлекаются дети, готовы ли они перепрофилироваться, переучиваться, если да, то на кого, как они видят регион своего возможного проживания… А потом мы комплексно решаем эту задачу и семью переселяем. За 3 года переселили 40 семей. И это достойная работа. А если вы предприниматель, создающий новые технологии, то надо создавать новые технологии и рассчитывать на то, что вам повезет и кто-то решит вопросы приспособления к переменам.

vymirajushhij gorod

Правильно ли я понял, что вы полагаете, что международное разделение труда постоянно углубляется?

Можно, я с этого начал лекцию. Только что значит постоянно? СРТ на каждом цикле меняется.

И компании, которые нашли свое место в этом разделении труда, получают дополнительное преимущество перед другими компаниями?

Да, но это и есть компании, остальные – это не компании.

А почему тогда средний срок жизни компании постоянно сокращается?

Не так, есть компании, которые живут 500 лет.

А то, что в индексе Доу-Джонса осталась всего одна – Дженерал Электрик, из изначальных 30 компаний?

Еще раз: есть разные регионы разделения труда. Обратите внимание, есть семейные компании, они живут столько, сколько живут семьи. Например, в Германии это типовой формат инжиниринговых технологических компаний, иногда они делят бизнес, иногда продают его, входят в новый. Вот Тоёда придумал электрический ткацкий станок, создал компанию, заодно создал несколько текстильных компаний, то есть производство продукта, а не только производство станков, а потом он в 1928 году продал патент англичанам и на эти деньги создал «Тойоту». Но не дожил, умер от воспаления легких, его сын продолжил дело, и если бы у него не появился партнер, который создал производственную систему Тойота, то, наверное, они бы не рванули вперед в 1947 году, создав то, что сейчас является «Тойотой». Жизнь сложна, а что там показывает индекс Доу-Джонса – не знаю. Что-то кому-то показывает.

Вернуться к разделу 3…

Понравилась ли Вам статья?

Share on facebook
Facebook
Share on twitter
Twitter
Share on vk
VK
Share on odnoklassniki
OK
Share on telegram
Telegram
Share on whatsapp
WhatsApp
Share on skype
Skype
Share on email
Email

Вам также могут понравиться

Scroll to Top

Задайте свой вопрос

Заполните форму подписки