Опубликованно

3. Механизм смены поколений в истории мысли

Я много раз говорил о том, что в истории мысли очень важно видеть преемственность идей и логику смены поколений.

Наивно думать, что новые идеи неожиданно приходят на ум тому или иному человеку. Какую бы конкретную идею, высказанную тем или иным мыслителем, мы не взяли, всегда обнаружится, что кто-то до него уже думал об этом и даже формулировал близкие по смыслу и содержанию тезисы.

Интеллектуалы, принадлежащие одному поколению, по поводу той или иной конкретной темы или проблемы обычно высказывают небольшое число противоположных гипотез. Коллинз считает, что их редко бывает больше трёх. Остальные представители профессионального сообщества и, тем более, люди не сильно погружённые в специальную проблематику, обычно принимают одну из этих гипотез в качестве основной и примыкают к соответствующей группе влияния и социальной поддержки.

Мыслители принадлежащие одному поколению редко внимательно читают друг друга. Время и жизненные силы — наиболее ограниченный ресурс для каждого из представителей человеческого рода. Для тех, кто посвящает свою жизнь мышлению, недостаток времени для глубокого освоения той или иной области идей является главным препятствием. Идейные основания и содержательные позиции в той или иной области человек, посвятивший себя интеллектуальной работе, обычно формирует до 25-30 лет и впоследствии очень редко способен кардинально поменять.

Это, одновременно, означает что люди, принадлежащие одному поколению просто не в состоянии прочитать работы своих сверстников. Большинство из них ещё просто не опубликованы и пишутся именно в тот момент, когда ты сам работаешь над какой то темой, читая предшественников. А когда твои позиции уже сформированы, читать работы, написанные другими, можно только с критических позиций; либо уже надо признать, что кто-то из твоих одногодков сумел разобраться в теме лучше тебя.

Ф. А. Уокер [1840-1897], Ф. Б. Хоули [1843-1929] и Дж.Б. Кларк [1847-1938], о позиции которых касательно природы предпринимательской прибыли мы вспомнили в прошлых комментариях принадлежали одному поколению. Они жили и работали в САСШ. Можно сказать, что они принадлежали к поколению, создавшему американскую экономическую науку. А ещё — в моей логике — они были современниками второй промышленной революции и, волею судьбы, оказались в ее эпицентре. Эти два обстоятельства вывели проблему предпринимательской прибыли в фокус общественного внимания и заставили трех названных авторы искать решение данной проблемы в языке современной им экономической науки.

Сегодня мы понимаем, что эта задача не имела решения в рамках старых моделей. Ни в традиционной трех-факторной модели производственного процесса, ни в новой модели, построенной на основе понятия предельной полезности, не было места для «предпринимателя» и «предпринимательской деятельности».

В двух прошлых комментариях мы описали три разных гипотезы, которые последовательно высказали эти авторы.

Уокер, ветеран Гражданской войны, профессор Йельского университета и Массачусетского технологического института, первый президент Американской экономической ассоциации(1886—1892), пришёл к выводу, что предпринимательская прибыль это особый тип ренты за уникальные личностные и профессиональные качества, которые, уже в силу своей редкости, должны получить адекватный тип вознаграждения. Я назвал эту концепцию «психологической».

Ф. А. Уокер [1840-1897]
Фрэнсис Амаса Уокер (1840-1897)

Хоули по сути был очень близок к Уокеру. Он искал источник предпринимательской прибыли в ответственных решениях, которые вынужден принимать на себя предприниматель. Он пришёл к выводу, что необходимость принятия решений несет в себе дополнительные риски, требующие специального вознаграждения. Кстати, тезис о том, что предпринимательская прибыль есть «премия за риск» до сих пор является самой распространённой среди обывателей версией природы этого вида доходов. Эту концепцию можно назвать «моделью принятия риска».

И, наконец, Кларк, самый молодой из представителей этого поколения, основатель американской школы маржинализма, автор теории предельной производительности, и также, как и Уокер, президент Американской экономической ассоциации в 1894—1895 годах, ввёл в рассмотрение фактор временности предпринимательской прибыли, вызванной пятью основными типа изменений: потребностей, величины населения, величины капитала, техники и методов организации производства. Я назвал эту концепцию «технологической», хотя это название не совсем точно отражает позицию самого Кларка.

Кстати, Карл Менгер, основоположник так называемой «австрийской» экономической школы, также принадлежал этому поколению; он родился в 1840 и всю жизнь работал в Австрии, а не в САСШ. Различие социо-культурных ситуаций в разных странах и языковой барьер является ещё одним важнейшим препятствием на пути распространения и усвоения тех или иных идей. Следует подчеркнуть, что вопрос о природе предпринимательской прибыли никогда не была в центре его внимания.

И Людвиг фон Мизес [род. 1881], и Йозеф Шумпетер [род. 1883], и Джон М. Кейнс [род. 1883] и Фрэнк Найт [род. 1885] принадлежат другому поколению. Для них работы предшествующего поколения и позиции их авторов доступны не только в их полноте, но и в сравнении друг с другом. В моем языке, у них есть возможность не только понимания этих идей в их противоположности, но и новой рефлексивной «сборки» на других основаниях. Но и наоборот, если они хотят внести свой вклад в историю развития мысли, у них нет возможности оставить все как есть. Обыватель склонен более сложные мыслительные построения сводить к более простым. Интеллектуал вынужден удерживать уровень сложности и неоднозначности, наработанной предшествующими поколениями.

Именно поэтому, когда я поставил через тире фамилии Кларка и Шумпетера, это, конечно была натяжка, недопустимое упрощение. Из-за этой натяжки кто-то из читателей позволил себе в комментариях написать: «конечно, технологическая концепция является ошибочной», а вот «психологическая», типа….имеет право на существование. Нет. Как сказал однажды Вебер: после Макркса мы все «марксисты». В том смысле, что мы уже прочитали Маркса, взяли из него все что можно было взять и отбросили все, в чем он ошибался.

Шумпетер в своём поле размышления уже соотнес друг с другом все три концепции объяснения природы предпринимательской прибыли и попробовал синтезировать их в новой, более сложной действительности. Если бы он этого не сделал, история бы вообще не сохранила его фамилию. Исходные оппозиции в ходе этой работы никуда не исчезают, но они меняют своё место и характер в более сложной картине мира. Мы все время пытаемся проделывать подобную работу.

Одна из читательниц написала в комментариях ко вчерашнему посту: «ну разве не ясно, что психология это про морфологию, а технологическое развития — про функцию». То есть она пытается смотреть уже на следующее поколение объяснительных моделей предпринимательской деятельности сквозь призму категорий, наработанных за следующие сто лет. Желание похвальное, но нужно понимать, что мысль реально развивается очень медленно. С момента появления современных социальных наук прошло всего 150 лет. Это в лучшем случае пять, а в большинстве предметных областей — три поколения. А если учитывать уровень развития методологических средств — то вообще два.

Если вы хотите разобраться с понятием предпринимательства и природой предпринимательской прибыли Вам придётся учитывать то, что сделали представители предшествующих поколений. Это не просто история вопроса. Это ходы в интеллектуальной шахматной партии, которая длится 100 с небольшим лет. И, как говорится, все ходы записаны. После Шумпетера нельзя просто так отбросить «технологический», инновационный взгляд на предпринимательскую деятельность, так же как после Найта нельзя пренебречь проблемой «неопределённости».

https://www.facebook.com/shchedrovitskiy/posts/168609611335662